IPB
www.Frocus.net :: www.Frosat.net :: Upload


Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

> История советского телерадиовещания (1917-1991гг)
Frocus
сообщение 28.9.2008, 22:11
Сообщение #1


Местный активист
*****

Группа: Главные администраторы
Сообщений: 15836
Регистрация: 11.9.2004
Из: Чимишлия
Пользователь №: 11
Спасибо сказали: 6650 раз

Вставить ник
Частич. цитирование



Телевизионные передающие станции в СССР на начало 1962 года.






Журнал «Радио», 1962, №01
http://publ.lib.ru/ARCHIVES/R/''Radio''/_'...io''_1962_.html


Телевизионные передающие станции в СССР на конец 1967 года.






Журнал «Радио», 1967, №11
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
3 страниц V   1 2 3 >  
Начать новую тему
Ответов (1 - 9)
Frocus
сообщение 29.9.2008, 13:12
Сообщение #2


Местный активист
*****

Группа: Главные администраторы
Сообщений: 15836
Регистрация: 11.9.2004
Из: Чимишлия
Пользователь №: 11
Спасибо сказали: 6650 раз

Вставить ник
Частич. цитирование



ТЕЛЕЦЕНТР БОЛЬШОЙ МОСКВЫ

Москва, Останкино. Здесь, недалеко от Выставки достижений народного хозяйства, развернулась большая стройка. Пройдет немного времени и взметнется вверх, в облака, железобетонная башня Большого Московского телецентра! 520 метров — такова высота башни, уникального с точки зрения строительной техники сооружения, очень красивых и имеете с тем строгих современных форм. Но значение ее не только в архитектурных достоинствах и в смелости инженерной
мысли. Строительство нового столичного телецентра — это дальнейшее развитие советского телевидения.
Наши корреспонденты побывали в Государственном союзном проектном институте Министерства связи СССР я попросили главного инженера проекта И. В. Островского рассказать о целях создания нового телецентра, об основных идеях, заложенных и его проекте, и возможностях, которые от откроет перед телезрителями и ближайшем будущем.

— Большой Московский телецентр,— подчеркнул И. В. Островский, — задуман как комплекс раз-личных технических сооружений, в который войдут и существующие на Шаболовке аппаратные и студии, и вновь создаваемые объекты в Останкино. Наиболее значительным из новых объектов, конечно, явится свободно стоящая башня из предварительно напряженного железобетона, строительство которой с каждым днем все шире развертывается в Останкино. Однако прежде чем рассказать о ней более подробно, следует ответить на вопрос, почему возникла необходимость в таком сооружении? Ведь мировая практика не знает подобных примеров.
Основная причина в том, что передающая станция МТЦ на Шаболовке ныне уже не может удовлетворить с точки зрения качества передач постоянно растущие требования советского телезрителя.
Как известно, она передает две программы черно-белого телевидения и одну опытную программу цветного телевидения. Для передачи первой программы используется радиостанция, работающая в первом частотном канале (48,5—56,5 Мгц). Мощность каждого из передатчиков видеосигнала и звукового сопровождения составляет 15 квт. Передатчики первой программы работают на трехэтажную турникетную антенну, установленную на башне Шухова на высоте 150 м над поверхностью земли. Для передачи второй программы установлена типовая телевизионная станция с передатчиком видеосигнала мощностью всего 5 квт и передатчиком звукового сопровождения 2,5 квт. Эта станция работает на III-частотном канале (74,0— 86,0 Мгц) на четырехэтажную турникетную антенну, установленную на башне высотой 11О м. Для передачи опытной программы цветного телевидения на МТЦ установлена станция мощностью по видеотракту всего 100 вт и по звуковому — 30 Вт.
Высота башен и мощность передатчиков определили следующие зоны уверенного приема столичного телецентра: его первую программу принимают в радиусе 60—70 километров, а вторую — до 60 километров. Это, конечно, далеко не достаточно. Недостаточно и количество программ, на которое расчитан существующий МТЦ.
Новая передающая станция Большого Московского телецентра будет вести одновременно передачи шести радиовещательных программ и пяти телевизионных — четырех черно-белого телевидения и одной — цветного. Причем оборудование станции позволит в дальнейшем без значительных переделок увеличить количество цветных программ.
Заглянем в недалекое будущее и представим себе, какие новые возможности откроются перед телезрителем.
По своему желанию он сможет выбрать то, что его больше интересует: последние известия по первой программе, концерт — по второй, или посмотрит цветную передачу. Специальная программа будет рассчитана на ретрансляцию наиболее интересных передач других телецентров. В один вечер москвич сможет побывать в Киеве, Минске, Ленинграде и других городах Советского Союза, а также в городах братских социалистических стран. Не забыты и наши многочисленные студенты-заочники. В их распоряжение отводится один из каналов для передачи так называемой учебной программы. Все эти возможности станут достоянием не только жителей Большой Москвы. Радиус уверенного приема всех программ — не менее чем 120— 130 километров, то есть практически площадь зоны уверенного приема увеличится в 4—5 раз (см. карту, приведенную на четвертой странице обложки).
Для решения этой задачи архитекторы "Моспроекта" и сотрудники нашего института в содружестве со специалистами Ленинградских научно-исследовательских организаций выбрали соответствующие мощности передатчиков, высоту антенной опоры, разработали необходимую аппаратуру и высокоэффективные антенны с большим коэффициентом усиления.
Интересно отметить: чтобы охватить пяти программным телевизионным вещанием такую территорию, какую сможет, обслужить новая передающая станция, размещенная в высотной башне, при существующих антенных опорах МТЦ потребовалось бы установить многне десятки ретрансляторов. Это экономически невыгодно, и, кроме того, для устранения возможных взаимных помех при работе ретрансляторов не хватило бы частотных каналов, которые в настоящее время используются для телепередач,

Итак, основным сооружением Большего Московского телецентра является высотная башня. Ее диаметр у основания равен 65 м. Она состоит из двух основных частей; нижняя часть (до уровня 384,0 м) строится из монолитного предварительно напряженного железобетона; верхняя (до уровня 520 ж) — запроектирована в виде конусообразной стальной трубы, на которой монтируются антенные сооружения передающей станции.
Нижняя зона башни (до 51 м) займет 11 этажей. Здесь разместится все основное оборудование для передачи четырех программ телевидения и шести программ радиовещания на УКВ. На высоте 120—140 м расположатся оконечные пункты радиорелейных линий для междугородного и международного обмена программами телевидения. Выше, на 250м, устанавливается оборудование для работы передвижных телевизионных станций (ПТС), позволяющих вести телепередачи со стадионов, из концертных и театральных залов, с фабрик и заводов, а также других видов внестудийных передач.
В верхней части железобетонного ствола (на отметках 340—360 м) разместится оборудование для передачи пятой телевизионной программы.
В башне предполагается открыть ресторан и смотровые площадки для экскурсантов, которые с огромной высоты смогут наслаждаться красивой панорамой нашей столицы.
Для подъема экскурсантов и технического персонала в башне построят три скоростных лифта, грузоподъемностью 1000 кг каждый. Скорость движения лифтов около 5 м/сек. Таким образом, подъем до отметки 350 м займет менее двух минут.
На каких частотных каналах предполагается вести передачи пяти телевизионных программ нового МТЦ? Для передачи будут использованы I- и III-частотные Каналы, на которых сейчас ведется передача двух программ черно-белого телевидения, VIII канал (он используется в настоящее время для опытных передач цветного телевидения), а также два дополнительных канала.
Передача программ черно-белого телевидения должка осуществляться передающими станциями мощностью 50/15 квт каждая, а УКВ ЧМ вещания — 15 квт.
Станция цветного телевидения будет иметь передатчик изображения мощностью 25 кет и передатчик звукового сопровождения — 7,5 квт.
В дальнейшем проектом предусматривается установка еще одной пары таких передатчиков, и тогда станция будет состоять из двух блоков с суммарной мощностью передатчиков изображения 50 квт и звукового сопровождения — 15 квт.
В заключение необходимо отметить, что строительство передающих станций Большого Московского телецентра даст возможность значительно улучшить техническое качество телевизионного вещания, резко увеличить напряженность поля телевизионного сигнала в пределах Большой Москвы. А это избавит телезрителей от необходимости устанавливать наружные антенны в радиусе 15—20 км. Будет вполне достаточно комнатной антенны или антенны, встроенной в телевизор.
Особую роль приобретает создаваемый на базе новой передающей станции блок внешних передач. Международный обмен телевизионными программами получит повое развитие. И в этом —значение Большого Московского телецентра для всей страны. В ближайшее время Москва станет не только центром радиовещания, но и центром телевидения. Передачи из Москвы увидят десятки миллионов трудящихся Советского Союза.

Журнал "Радио" N1, 1961г
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Frocus
сообщение 27.10.2008, 2:23
Сообщение #3


Местный активист
*****

Группа: Главные администраторы
Сообщений: 15836
Регистрация: 11.9.2004
Из: Чимишлия
Пользователь №: 11
Спасибо сказали: 6650 раз

Вставить ник
Частич. цитирование



Киевский телевизионный центр



В ноябре месяце 1951 года Киевский телевизионный центр был пущен в пробную эксплуатацию. С этого времени два раза в неделю ведутся регулярные передачи.
Проект телевизионного центра был разработан проектным институтом Министерства связи. Оборудование разработано и изготовлено в Ленинграде. Оно рассчитано на
проведение однопрограммного телевизионного вещания (II канал) и обеспечивает, в соответствии с принятым в СССР стандартом, разложение изображения на 625 строк. Оборудование центра позволяет вести: студийные передачи (концерты, спектакли, оперы и пр.), передачу кинофильмов и внестудийные передачи из театров, цирков, с площадей, стадионов и т. д.
Телевизионный центр состоит из УКВ радиостанции, студий с аппаратными; для внестудийных передач имеется передвижная телевизионная станция, размещенная в специальном автобусе.
Передатчики сигналов изображения и звукового сопровождения размещены в отдельном здании рядом с башней, на которой установлена трехэтажная турникетная антенна с коаксиальным трубчатым фидером.
Телевизионные студии, аппаратные, кинопроекционная и другое вспомогательное оборудование размещены отдельно от УКВ радиостанции.
Для передачи телевизионных сигналов и звукового сопровождения из аппаратной на УКВ радиостанции между зданиями проложен специальный подземный кабель.
В здании студий аппаратура размещается в специальных экранированных помещениях — в студийной аппаратной и кинопроекционной. В этих же помещениях установлена аппаратура звукового сопровождения.
Передача из студий осуществляется при помощи трех передающих камер с соответствующим числом усилительных каналов. Выходы усилительных каналов подаются на входы специального усилителя, служащего для «смешивания» изображений с различных камер; далее следуют линейные усилители, сигналы с которых при помощи коаксиального кабеля подаются на вход модулятора передатчика сигналов изображения.
Проекция кинофильма осуществляется с двух специальных телевизионных кинопроекторов на одну передающую камеру. Для перехода с одного кинопроектора на второй служит оптическая коммутация.
Проекция неподвижных изображений производится при помощи аллоскопов.
Синхронизация работы всех узлов телевизионной аппаратуры осуществляется от синхрогенератора.
Централизованное управление всей телевизионной и звуковой аппаратурой студий производится со специального пульта, позволяющего регулировать напряжение, снимаемое с отдельным усилительных каналов, переключать линейные усилители, включать сигналы от передвижной телевизионной станции на вход модулятора, осуществлять дистанционный пуск и остановку кинопроекторов.
Пульт оборудован также световой сигнализацией, которая показывает включение отдельных каналов, передатчиков и др.
Модуляция передатчика сигналов изображения амплитудная, он модулируется полосой частот от 50 Гц до 5,5 МГц. Передатчик звукового сопровождения имеет частотную модуляцию; полоса модулирующих частот лежит в пределах 50—10 000 Гц. Оба передатчика работают через разделительные УКВ фильтры на общий коаксиальный фидер, питающий антенну.
Стабилизация питающего напряжения обеспечивается автотрансформаторами с плавной регулировкой напряжения. Нити накала ламп модуляционного устройства питаются постоянным током от селеновых выпрямителей, а остальных ступеней передатчиков — переменным током. Питание анодных цепей передатчиков производится от выпрямителей.
Система управления и блокировки обеспечивает дистанционное раздельное включение и выключение передатчиков, имеющаяся в них сигнализация указывает, в какой цепи произошла неисправность.
Для предупреждения соприкосновений обслуживающего персонала с аппаратурой, находящейся под высоким напряжением, предусмотрены специальная жезловая механическая и электрическая блокировки.
Управление передатчиками производится со специального пульта, на котором также размещена система управления блокировки и сигнализации.
Конструктивно передатчики оформлены в виде шкафов, размещенных за специальным ограждением, имеющих откидные дверцы. Эти дверцы открывают доступ к панелям, на которых расположены органы управления и настройки. В верхней части ограждения установлены контрольно-измерительные приборы передатчиков.
Антенна расположена на специальной башне, установленной на трех железобетонных фундаментах.
Киевский телевизионный центр по проекту должен был обеспечивать передачу изображений в радиусе 30 - 40 км, но первые же опыты показали, что его передачи хорошо видны в радиусе до 100 - 120 км от Киева {в Чернигове, Фастове и др.).
Сеть телевизоров вокруг Киевского телевизионного центра непрерывно растет.

К. Алексеев,
начальник Киевского телевизионного центра

Журнал "Радио" N8, 1952г

Фотографии размещены в реестре по Киеву - www.frocus.net/main.php?rzd=E-TV&pag=area&g=2700#emiter_table

Добавлено спустя 35 минут 35 секунд:

ТРИ КИЕВСКИХ ТЕЛЕДОМА
Автор: Иван МАЩЕНКО

Киевское телевидение (с середины 60-х годов оно стало украинским) за более чем 60- летнюю историю имело три адреса. До войны (с 1 февраля 1939 г. до 22 июня 1941 г.) первый телецентр еще на оборудовании так называемого «механического» ТВ («диск Нипкова») размещался в Доме Украинского радио, который тогда находился в районе нынешнего Майдана Незалежности (то здание было разрушено в военное время).

Сразу же после войны было принято решение о создании в Киеве уже на электронной базе телецентра — третьего в СССР после Москвы и Ленинграда, первого в тогдашних союзных республиках, полностью оснащенного отечественным оборудованием. К слову, постановление о строительстве телерадиодома на Крещатике, 26 подписал И.Сталин, а место его сооружения выбирал лично Н.Хрущев. Первые кирпичи в это строение на восстанавливаемой главной киевской магистрали положили пленные немцы, которых в 1949 году сменили на строительстве прекрасные специалисты из «Крещатикстроя». 6 ноября 1951 г. из студии «Б» вышла в эфир первая телепрограмма. С тех пор и вплоть до прошлого года телецентр на Крещатике, 26 верой и правдой служил Украинскому телевидению.

А на рубеже 80—90-х годов начинается история третьего Киевского теледома, известного жителям столицы Украины как «телекарандаш».
ТВ с «приоритетами наоборот»

С какого момента начинается история телевидения Украины? Когда у него «день рождения»?

В немногочисленных печатных трудах по истории украинского телевидения, в воспоминаниях ветеранов УТ по этому поводу приводятся разные даты, факты, подаются нередко противоречивые мысли и суждения. Чаще всего называют начало ноября 1951 года. Однако телевещание в столице республики зародилось еще в довоенное время. К тому же в 30-х годах велись передачи из Одессы, Ленинграда и Москвы, которые осуществлялись посредством системы механического телевидения («диск Нипкова»), или, как его еще называли, малострочного ТВ — с разворачиванием картинки на 30 строк (напомним, что ныне принятая электронная имеет 625 строк). То были эпизодические экспериментальные выдачи в эфир картинки (как правило, фотографий) без звукового сопровождения. Цель их — сугубо технико-исследовательская: анализировать принципы распространения и приема изображений на расстояние. Передачи распространялись с помощью длинных и средних волн через обычные широковещательные радиостанции (они велись поздно ночью — после окончания радиовещания), потому принимать их имели возможность любители на далеком расстоянии. Например, известны факты получения в те годы радиолюбителями Киева, Харькова и ряда других городов Украины изображения не только из Одессы, но и из Москвы и Ленинграда. Более того, с января 1939 года киевская городская газета «Большевик» уже регулярно сообщала время выхода в эфир телепередач из Москвы. «Механическое» телевидение было с технической точки зрения бесперспективным относительно передачи на расстояние качественного изображения и звука. Однако благодаря его «дальнобойности», простоте приемной аппаратуры шло «внедрение идеи телевидения».

Существуют разрозненные сообщения и о том, что еще в 1935 году в Киеве был смонтирован телепередатчик. Однако подтверждений об организации вещания через него не находим.

Старший научный сотрудник Государственного архива Киева Сергей Кармаш и журналист- киевовед Александр Богдан установили, что первая киевская телестудия-телецентр была оборудована в Доме биржи-2, на углу Крещатика и Институтской. Теперь там площадка, которая ведет к ступеням Международного центра культуры и искусств.

Упомянутый участок на углу Крещатика принадлежал Скоропадскому, который имел тут усадьбу, ее биржа и приобрела у собственника за 55 тысяч рублей серебром. Дом был разрушен, и за 90 тысяч на этом месте соорудили в стиле эклектического позднего Ренессанса дворец, который имел два этажа со стороны главной улицы — Крещатика и три — со стороны прилегающей, которая вела вверх, Институтской.

В 1938 году «Пролетарская правда» написала: «В помещении радиодома начато строительство первого в Украине телевизионного центра. Для студии и аппаратных выделено пять лучших комнат. Тут будут размещены аппаратные телецентра, грамзаписи и воспроизведения тонфильмов. Новый телецентр будет оборудован по последнему слову техники. Вся аппаратура телепередатчика с разложением изображения на 1200 элементов изготовлена Ленинградским научно-исследовательским институтом телевидения». Отмечалось, что работы должны быть завершены к большевистским октябрьским праздникам в том же году… Однако лишь в феврале следующего задействовали аппарат НИИ-9 на 30 строк с «диском Нипкова».

Изучив публикации той поры, ознакомившись с немногочисленными архивными документами, записав воспоминания ветеранов ТВ, преподаватель Института журналистики Национального университета им. Т.Шевченко Тамара Щербатюк установила, в частности, что первая официальная попытка передачи изображения в эфир из Киева была осуществлена не 10 февраля 1939 года, как это подавалось в соответствии с публикацией заметки в газете «Правда» в тот же день, а 1 февраля 1939 года. Велись передачи из миниатюрной студии, оборудованной в здании Украинского радиокомитета, который размещался до войны на улице 25 Октября, 2 (теперь это район Майдана Незалежности).

В эфир киевские телепередачи выходили на волнах радиовещательной станции РВ-9.

Что же было в программе первой телетрансляции из Киева 1 февраля 1939 года? Длилась она 40 минут. В духе того времени показали портрет пролетарского вождя Серго Орджоникидзе, передавались различные надписи (титры).

Время старта киевского телевидения выбрано не случайно: ведь 10 марта 1939 года в Москве открывался XVIII съезд ВКП(б), в резолюции которого о третьем пятилетнем плане развития народного хозяйства СССР (1938—1942 гг.) записано: «Построить в ряде крупных городов телевизионные центры». Посему украинские большевики и торопились рапортовать всесоюзному собранию однопартийцев о досрочном выполнении этого задания. Более того, как отмечалось в распространенном 8 февраля информационном сообщении Фотохроники официального правительственного агентства РАТАУ, «при Украинском радиокомитете построен телевизионный центр, который в ближайшее время начнет действовать». Условия работы в этом приспособленном к потребностям «дальновидения» помещении были очень тяжелыми: ведь луч «бегал» по лицу выступающего, картинка мерцающая и низкой резкости, все в зеленых тонах. Размер экранчика — с почтовую открытку. Подобное изображение было в середине 30-х годов и на Шаболовском телецентре. И в Москве на улице 25 Октября (бывшей Никольской), и в Киеве на улице с таким же «революционным» названием было одно и то же действующее лицо — главный режиссер Московского телецентра А.Степанов, который с группой инженерно-технических и творческих телеработников Москвы и Ленинграда помогал киевлянам вводить собственное экранное вещание. Однако при этом нужно подчеркнуть и существенную разницу между тогдашним техническим состоянием ТВ в «первопрестольной» Москве или в «колыбели революции» Ленинграде и в «матери городов русских» Киеве. В столице Украины в начале февраля 1939-го была осуществлена только первая экспериментальная передача, а газета «Правда» поспешила заверить, что «результаты ее удовлетворительны». Во всесоюзной столице всего лишь месяцем позднее уже начались регулярные телевизионные передачи Московского телевизионного центра на Шаболовке на электронной базе. Передача 10 марта длилась полтора часа. Она принималась на 100 телевизоров, которые имели кинескоп с экраном размером 23 см. Это было на то время величайшим достижением, поскольку «механический» способ обеспечивал изображение на экранчике размером 5 см. Передача велась на ультракоротких волнах. Режиссером был Александр Степанов.

Обратим внимание на такой факт: то, что, по высказываниям центрального органа партии большевиков газеты «Правда», было «вполне удовлетворительным» для киевских телезрителей, для московской и ленинградской публики уже стало принципиально пройденным этапом. Поскольку еще в 1938 году была введена в действие станция высококачественного на то время стандарта электронного телевидения в Ленинграде (с разложением картинки на 240 строк) и в Москве (343 строки). Разработанная же под руководством профессоров А.Лурье и В.Однодолько (Всесоюзный научно- исследовательский институт телевидения, или иначе — так называемая «девятка»: НИИ-9) аппаратура на 30 строк с «диском Нипкова» специально для Киевского телецентра была едва ли не последней в мире данью «механическому» телевидению. Эту «новинку» не спасло даже виртуозное искусство специалистов, которые создали лабораторный телекинопередатчик со сложной зеркальной системой разложения изображения на 441 строку для демонстрации кинофильмов, которую Лурье намеревался со временем установить на Киевском телецентре. И хотя такая система могла бы обеспечить наивысшую в ту пору четкость изображения, однако ее работа отличалась значительной нестабильностью из-за высокой скорости вращения устройств, которые обеспечивали разворачивание картинки (то телевидение все же было «механическим»). Поэтому сам Лурье с горькой усмешкой вспоминал, что ему принадлежит «приоритет наоборот» — именно он был последним из тех, кто занимался проектированием оптико-механических телесистем. А нам вдвойне обидно, что для отсталого с технической точки зрения эксперимента на ниве ТВ в Советском Союзе тогда была выбрана именно Украина. Не спасает ситуацию и осознание того, что наша республика входила в перечень первого десятка стран мира, где еще до войны зародилось телевидение.

Однако этот первый всплеск на ниве украинского телевидения резко прервался 22 июня 1941 года войной. Здание Украинского радио, где размещался и Киевский телецентр, было среди первостепенных объектов бомбардировки на картах фашистских летчиков. Оно было разрушено уже осенью 1941 года взрывом авиабомбы.
В центре Крещатика

После освобождения от фашистской оккупации одним из первых в Киеве поднимался из руин Крещатик. Он был объявлен всенародной стройкой. Помним слова Тычины:

«Люба сестронько, милий братику,

Попрацюємо на Хрещатику!»

Тогда любили и отдавали должное эфирному слову. Потому одно из почетнейших мест на обновляемой центральной магистрали столицы Украины было отдано зданию Украинского радио. Оно возводилось на месте взорванной во время войны бывшей радиотрансляционной станции и части довоенного здания филармонии. Через пять месяцев после окончания войны было принято правительственное постановление «О мерах по развитию телевидения», где предусматривалась очередная реконструкция Московского телецентра с переводом на современный стандарт в 625 строк и говорилось о строительстве телецентров в Ленинграде и Киеве (газ. «Известия», 12 октября 1945 г.).

Это же подтвердил принятый сессией Верховного Совета СССР 18 марта 1946 года закон о пятилетнем плане восстановления и развития народного хозяйства СССР на 1946—1950 годы.

Строительство Киевского телецентра началось в 1949 году.

В Государственном архиве Киева хранится решение исполкома горсовета за №695 от 18 апреля 1949 года «О строительстве в Киеве телевизионного центра», в котором отмечалось, что «согласно постановлению Совета Министров Украины и ЦК КП(б)У от 15 декабря 1948 года начинается строительство телецентра, которое бы обеспечивало проведение студийных и нестудийных кинотелевизионных передач».

Из воспоминаний руководителя послевоенной киевской телестройки Константина Алексеева (позднее — директора телецентра, заместителя председателя Гостелерадио Украины):

«Решили строить в Киеве телецентр, возможно, благодаря Н.Хрущеву. Понимаете, потому что он посмотрел: в Москве телевидение работает, в Ленинграде — тоже. А чем Украина хуже? И вот благодаря ему Сталин и распорядился выделить для строительства 43 миллиона рублей — на то время это были большие деньги…

…Когда шло строительство, то не было дня, чтобы я не бывал в ЦК партии или в Совете Министров. Ежедневно отчитывался… Давили? Ха, не то слово!..»

Был спроектирован и сооружен большой телевизионный павильон (студия «А») на 270 кв. м, однако сначала введен в строй малый (студия «Б») на 150 кв. м. В отличие от Шаболовского телецентра в Москве, киевский оборудовался исключительно отечественной аппаратурой. И дело тут не в ультрапатриотизме.

Оборудование для реконструкции Московского телецентра поставлялось еще согласно заключенным во время войны контрактам с американской фирмой «Радио корпорейшн оф Америка», которое было создано на современной основе «отцом электронного телевидения» Владимиром Зворыкиным (эмигрантом из послереволюционной России). На момент же сооружения телецентра в Киеве в разгаре была «холодная война», и всякий контакт с американскими телевизионщиками прервался. Таким образом, пришлось изобретать все свое, благодаря чему послевоенный Киевский телецентр стал пионером в области техники ТВ не только в СССР, но и в Европе. В частности, он был первым, который с нуля создавался уже с разворачиванием изображения на 625 строк (этот разработанный еще в годы войны в СССР стандарт вскоре был принят в Европе и большинстве стран мира).

Что же касается даты «второго рождения» телевидения в Киеве — тут у разных авторов много разночтений.

Одни называют первым днем передач 5 ноября 1951 года, другие — 6 ноября. По мнению третьих, пуск Киевского телецентра состоялся годом позже. Приводятся и различные данные о количестве первых телевизоров в Киеве — 150, 600, 4000.

Изучение архивных материалов, беседы с ветеранами киевского ТВ дают основание сделать вывод, что днем послевоенного возрождения телевидения в Киеве следует считать 6 ноября 1951 года, а первой официальной передачей — демонстрацию художественного фильма «Велика заграва». Ясное дело, что в преддверии 34-й годовщины Великого Октября, которой посвящался пуск третьей в СССР — после Москвы и Ленинграда — и первой в союзных республиках студии телевидения, только и мог быть показан такой «революционный» фильм.

Хотя технический персонал устроил накануне, 5 ноября, и свою «премьеру»: на телекиноустановке во время технической пробы был «прокручен» художественный фильм «Алитет уходит в горы», созданный по мотивам популярного в те времена романа Тихона Семушкина. По этому поводу инженер Михаил Фетман вспоминал: «Первый фильм мы долго выбирали. И остановились на ленте «Алитет уходит в горы». Ничего тут с политической точки зрения не было, а просто фильм подходил нам по плотности пленки и техническому качеству». Киномонтажница Ольга Чернова добавила: «Начали демонстрацию этого фильма. Хорошо прошел. Все его посмотрели, все были так счастливы. Боже мой — родилось наше телевидение!» А кто-то из участников того первого киевского телесеанса скаламбурил: «Теперь от «Алитета» и Украинское телевидение пойдет вверх!».

Кстати, с этой октябрьской годовщиной у Украинского телевидения связано еще одно событие. Исследователь УТ Валерий Цвик пишет: «Еще не были оборудованы студийные павильоны. Еще не были утверждены штаты творческих работников. Но 7 ноября с помощью передвижной телевизионной станции (ПТС), за пультом которой находился не телевизионный инженер, а инженер-связист, был показан парад войск и праздничная демонстрация трудящихся в честь 34-й годовщины Великого Октября. В то время в Киеве было 662 телевизионных приемника».

Такая трансляция действительно была осуществлена в тот день. Причем приоритетно, поскольку первый октябрьский репортаж с Красной площади в Москве состоялся лишь в 1956 году. Однако в приведенной цитате есть одна существенная неточность: никакой ПТС не было (в Киеве первая передвижка появилась в мае 1954 года). Способствовало же такой оказии… местонахождение Киевского телецентра. Как известно, тогда он располагался на Крещатике, 26. В 1951 году фасад облицованного белым станиславским известняком четырехэтажного строения выходил непосредственно на главную столичную магистраль. Перед ним не было зданий сельхозминистерства, магазина «Мистецтво», возведенных позднее. Первые послевоенные киевские телевизионщики (нужно отдать им должное — люди смелые и рисковые) выкатили две телекамеры на Крещатик и включили их в эфир во время парада и демонстрации. Конечно, не работали ни операторы за камерами (на их местах стояли техники), ни режиссер за пультом, ни комментаторы. Скорее это можно считать «техническим прогоном» (есть у телевизионщиков такой термин) с выходом в эфир. Однако факт осуществления в тот день внестудийной первотрансляции в Киеве остается неопровержимым.

Что же касается количества телевизоров — «КВН-49» с наполненной дистиллированной водою линзой перед небольшим экранчиком или «Ленинград Т-2», то, действительно, в ноябре 1951 г. у киевлян их было 662. На улице Ярославской, 32 открылась тогда первая специализированная мастерская, которая регистрировала и подключала телевизоры (это радиотелевизионное ателье, конечно «модернизованное», существует до сих пор). Известно имя первого клиента, который зарегистрировал тут свой телеприемник, — полковник в отставке С.Федоровский. Кстати, «прописка» телевизоров была обязательной, поскольку за пользование аппаратом абонент должен был платить по 10 рублей в месяц (этот налог отменили лишь в 1961 году, когда проходила хрущевская денежная реформа).

Из телевизионных историй начала 50-х годов чрезвычайно интересной видится связанная с замыслом сооружения телецентра, ныне известного под названием «Останкинский». Для нас она представляет интерес еще и потому, что идея эта родилась … в Киеве! Во второй половине 1953 года известный разработчик телевизионной техники С.Новаковский, начальник отдела телевидения Министерства связи СССР Ф.Большаков и председатель Украинского радиокомитета Н.Скачко подали тогдашнему руководителю Всесоюзного радиокомитета А.Пузину предложение относительно сооружения в Москве многопрограммного телецентра, который состоял бы из 15—20 студий, технической базы создания телекинофильмов, внестудийного вещания и передающей радиостанции на 10—15 каналов и антенной башни высотой 500 метров (такая башня должна была обеспечить надежный прием телепрограмм на расстоянии не менее 120 км от Москвы). Представьте себе всю смелость замысла, если принять во внимание, что тогда в СССР было лишь три телестудии, каждая из которых вещала несколько часов на одной программе, да и то не каждый день. Два из трех авторов проекта были специалистами по проблемам телевизионной техники. Особенно следует остановиться на личности Николая Артемовича Скачко, который сразу после освобождения Киева от немецко-фашистских захватчиков возглавил Укррадиокомитет и руководил системой республиканского радио и телевидения свыше 30 лет (!). Это под его началом развивалось послевоенное радио и ТВ в Украине. И, бесспорно, в «останкинском» проекте именно он был разработчиком программной концепции. Правда, ни в 1953-м, ни в следующем году у высшего руководства СССР не доходили руки до телевизионного проекта: «обставлялась» после смерти Сталина сама власть в Советском Союзе. Но 15 июля 1955 г. при содействии Н.Хрущева было принято постановление правительства СССР о строительстве в Москве нового телецентра и самой высокой в мире башни. Началось неспешное их проектирование. И лишь когда на горизонте замаячила «круглая дата» — 50-летие Великого Октября, практические работы существенно активизировались.

А как же дальше с 50-х годов развивалось телевизионное строительство в Украине? Естественно, первостепенно встал вопрос о «домашнем экране» в «первой пролетарской столице Украины» — Харькове. Кстати, тамошние энтузиасты под руководством инженера В.Вовченко еще в начале 1951 года создали городской любительский телецентр и вели пробные передачи. Одновременно под студии и аппаратные переоборудовались некоторые помещения в сооруженном еще в 30-е годы модерновом комплексе Госпрома. В 1955 году его высотную башню увенчала антенна — и с тех пор начала действовать вторая в Украине студия телевидения — Харьковская. А затем разворачивается бурная телефикация республики. Правда, следует отметить, что четкие критерии размещения программных телецентров по территории Украины в середине 50-х годов еще не были разработаны. Так, М.Пащин в начале 1955 года писал: «В Украинской ССР заканчивается строительство телецентра в г. Сталино (ныне Донецк.— И.М.). Днепропетровск, Одесса, Львов и Ялта также будут иметь свои телецентры, а Чернигов, Запорожье, Ворошиловград (ныне Луганск. — И.М.) и Кривой Рог — ретрансляционные станции, которые свяжут эти города с отдельными телецентрами». В Крыму вначале планировалось создать телестудию не в областном центре Симферополе, а в курортной Ялте (возможно, за образец брался аналогичный подход «старшего брата»: строительство телецентра в Пятигорске и отсутствие его в столице края Ставрополе). В конце концов победило мнение в пользу Симферополя. Хотя одновременно в другом конце полуострова, в Керчи, таки создали миниатюрный примитивный телекомплекс, который несколько лет выходил в эфир. Подобным же образом существовало телевидение в Конотопе (1961—1968 годы).

На этом этапе телефикации программные телецентры неравномерно размещались на территории Украины. Они строились главным образом в крупных индустриальных центрах, к тому же (особенно в 50-е годы) — преимущественно на востоке и юге республики. Собственным телевидением длительное время была обделена такая большая область, как Полтавская. И совсем был исключен из планов собственного телепроизводства огромнейший регион на запад от Киева (Житомир, Винница, Хмельницкий, Ровно, Тернополь, Луцк). Возможно, это объясняется тем, что вопросы об открытии всякого органа массовой информации (от заводской многотиражки, «вечерки» до телестудии включительно) решались исключительно в ЦК КПСС. Наверное, московские идеологи считали, что неспокойному западу Украины достаточно и двух-трех телестудий на 10—12 областей. Собственное телевидение в этих областях появилось лишь в начале 90-х годов.

Другой путь телефикации — это прокладка магистралей связи (радиорелейных и кабельных линий) и введение в строй новых телевизионных ретрансляторов (РПС). Однако и при строительстве связующих линий подачи телепередач не все оказалось в порядке. Исходя из так называемой «хозяйственной целесообразности» прокладка телемагистралей нередко планировалась без учета не только местных интересов, а и потребностей республики в телефикации. Приоритет принадлежал тем строениям связистов, которые обеспечивали в первую очередь расширение подачи программ Центрального телевидения. Так, еще в 1959 году по территории Запорожской области прошла союзная РРЛ Москва—Тбилиси. В Мелитополе был сооружен мощный ретранслятор, через который передавалась только программа ЦТ, и до 1970 года не было возможности ретранслировать ни передачи УТ, ни областной Запорожской студии. Несколько ранее УТ пришло на экраны жителей приморского города Бердянска той же Запорожской области. Однако республиканскую РРЛ туда провели со стороны Жданова (Мариуполя), и бердянцы смотрели передачи из Донецка, но не видели телевыпусков из своего областного центра. И таких примеров «телевизионной путаницы» немало. Особенно это сказалось после провозглашения государственной независимости Украины, когда появилась насущная потребность перекоммутировать всю телевизионную сеть нашего государства так, чтобы программы УТ из столицы могли смотреть жители всех домов.

Телевидение начиналось во всем мире как сугубо региональное, было исключительно местным. Лишь с созданием кабельных и радиорелейных линий, с появлением спутниковой связи оно преодолело тысячекилометровые просторы, объединив человечество, по выражению канадского теоретика электронных масс-медиа М.Маклюэна, в единое «глобальное село».
Реалии и мифы «телекарандаша»

Бурное развитие телевидения уже в 60-х годах (значительное увеличение объемов вещания, введение новых программ и каналов, переход на видеозапись, приход на «домашний экран» цвета) привело к тому, что в старом телецентре стало тесно. Начали срочно «перекраивать» здание на Крещатике, 26 — создавать новые студии, оснащать аппаратные видеозаписи и монтажа, вытесняя при этом «на задворки» Украинское радио.

Таким образом, уже в начале 60-х годов встал вопрос о сооружении в Киеве нового аппаратно- студийного комплекса (АСК) в сочетании с высотной телевышкой. 28 июля 1960 г. тогдашний министр связи УССР Г.Синченко утвердил согласованное с союзными инстанциями «Техническое задание на строительство нового трехпрограммного телевизионного центра в г. Киеве». Этим документом предусматривалось: передающий телерадиокомплекс на 2 черно-белые и 1 цветную программы и 3 программы радиовещания с вышкой соорудить на Сырце, а вот АСК — совсем на другой площадке (как было отмечено в техзадании — «в городе», на расстоянии 8—10 километров от телевышки). По свидетельствам участников тех событий, строительство нового киевского телецентра вначале планировалось осуществить на месте бывшего ипподрома (это приблизительно в районе кинотеатра «Звездный»). Но что-то помешало реализации такого замысла, и вскоре там выросли комфортабельные дома для партноменклатуры.

Через два года тот же министр Г.Синченко 2 октября 1962 г. утверждал протокол заседания технического совета Министерства связи УССР, которым предусматривалась возможность дальнейшего развития передающего комплекса до 5 ТВ-программ и 4 радиопрограмм, создание на АСК 5 студий общей площадью 2500 кв. м. А вот относительно расположения вышки с передатчиками и помещения самого телецентра, то на этот раз специалисты признали необходимым реализовать «первый совмещенный вариант с допустимым разнесением, при необходимости, АСК от УКХ-радиостанции не более 1 км, возле областной больницы по ул. Мельникова и бывшего еврейского кладбища».

В связи с этим техсовет рекомендовал «просить для строительства телецентра выделить участок около 15 га». Вот так было решено возвести новый Киевский телецентр… на костях! К тому же в зоне повышенного радиоизлучения передатчиков, что потом потребовало специальной защиты строения (особенно его широченных окон со стороны телевышки).

Эти два строения планировалось возвести в такой последовательности: в 1961—63 гг. — телевышку с передатчиками, в 1963—66 гг. — АСК. Однако реализации этого замысла помешали амбициозные планы союзного «центра»: ведь именно в это время в Москве началось возведение самой высокой в мире Останкинской телебашни и крупнейшего в Европе Останкинского телецентра.

Таким образом, возведение 380-метровой киевской телевышки на Сырце отложили на десятилетие, а с телецентром и вообще вышла катавасия. Когда в «первопрестольной» осенью 1967 г. устроили все свои «останкинские дела», как будто дошли руки и до киевского телекомплекса. Были выделены средства на этот проект. Однако высшие украинские партгосчиновники с завистью посматривали еще на одну тогдашнюю московскую новостройку: возведенный в Кремле модерновый «куб» Дворца съездов. И решили, что сначала нужно позаботиться о престижном месте для собраний партпобратимов (Октябрьский дворец культуры казался для этого уже маловатым!). И средства были «переброшены» на сооружение Дворца культуры «Украина»…

В конце концов, только в 70-х годах началось проектирование нового киевского АСК. Генеральным разработчиком нашего телекомплекса стал московский институт «Гипросвязь» союзного Министерства связи. Но когда рабочие чертежи были уже готовы, со своими московскими коллегами в жесткую конфронтацию вступили киевские зодчие во главе с известным архитектором, автором застройки центральной площади столицы Украины О.Комаровским. Они разгромили проект москвичей. Снова дебаты, споры, задержка… Наконец пришли к компромиссному решению: не нарушая технологической части, разработанной «Гипросвязью» (а то был всесоюзный монополист относительно разработки технологической части телецентров на территории всего СССР), поручить «Киевпроекту» предложить вариант симметричного решения телекомплекса с высотным редакционным корпусом в центре сооружения. Сформировался авторский коллектив в составе архитекторов Е.Сафронова, О.Комаровского, А.Зыбина, В.Гаврилюка, Ю.Мельничука, конструктора М.Панича и группы других специалистов. Созданный ими новый проект был одобрен. Но за всеми теми хлопотами истекло еще почти десятилетие!..

К реальному строительству нового Киевского телецентра по проекту-2 (первый — времен середины 60-х годов — безнадежно устарел) приступили лишь в 1983 году, спустя почти четверть столетия!

И тут стоит рассказать еще об одном мифе. А собственно говоря, зачем был Украине такой громадный телецентр? Уже на момент начала его сооружения на Крещатике, 26 было 5 студий да еще и на кинотелепроизводственном комплексе «Укртелефильм» на Левобережье столицы было введено два съемочных павильона по 600 кв. м каждый. Импортные монтажные видеозаписи занимали в несколько раз меньшие производственные площади, чем отечественные видеоаппараты «Кадр ЗПМ»… Тогда зачем было начинать в 1983 г. сооружение на Сырце гигантского телекомплекса? Существует такая версия, что новый АСК создавался не столько для Украины, а скорее как запасной телецентр… для всего европейского «соцлагеря». Ведь события «бархатной революции» 1968 г. в Чехословакии, когда Пражский телецентр стал одной из опорных точек оппозиции, засвидетельствовали незаурядную роль «домашнего экрана» во время радикальных изменений политического климата на континенте.

Или другой факт: визуальным образом чрезвычайного положения, введенного в Польше генералом Ярузельским в середине 80-х годов, стал теледиктор в военной форме. Поэтому высшее советское партруководство брежневской поры и подумывало о том, чтобы непосредственно с территории СССР предоставлять эфирно-экранную спецпомощь товарищам по соцлагерю. Такие телерадиообъекты должны были размещаться поближе к западным границам Советского Союза: для телепроекта лучше всего подходил Киев, для радио — хотя бы тот же Кишинев (кстати, именно там синхронно сооружался гигантский как для Молдовы радиокомплекс). При современных системах связи доставлять с этих «точек» теле- или радиопрограммы на соседнюю «мятежную» территорию (при необходимости — в соответствующей национальной «упаковке») не составило бы труда.

Или еще и такое: телекомплекс на Мельникова, 42, кроме потрясающих размеров наземных сооружений, имеет еще и развитую подземную инфраструктуру, в том числе и «убежище» для работы достаточной по количеству бригады творческих и технических работников в условиях «особого периода». Кроме того, в те же 80-е годы под Киевом сооружался телебункер, который мог бы в тот же «особый период» подменить Киевский телецентр как «запасной центр вещания».

Действительно ли АСК на Сырце должен был выполнять стратегическую роль в московских экспансионистских планах идеологического «замирения» соседей — это с развалом СССР так и осталось тайной, что-то наподобие сверхсекретных директив из «особой папки» Политбюро ЦК КПСС.

И все же новый супердом Украинского телевидения, первая очередь которого была введена в строй 30 декабря 1992 г., переоснащенный в 1997—99 гг. современной электронной телетехникой стоимостью $13,5 млн. за счет «связанного» японского кредита, действует. Для образного представления разницы в масштабах предыдущего телевизионного хозяйства (на Крещатике, 26) и нового (на Мельникова, 42) можно воспользоваться таким сравнением: с одной стороны — паровой движок, с другой — турбинный миллионщик. Задачи одинаковые, мощности несравнимые. Включив счетчик новых измерений возможностей телевидения, следует позаботиться о высоком напряжении творчества. И пусть новое лицо Украинского телевидения высвечивается на экране не бледными очертаниями невыразительности, а ярким огнем оригинальной творческой мысли.

http://www.zn.ua/3000/3150/29561/
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Frocus
сообщение 27.10.2008, 4:22
Сообщение #4


Местный активист
*****

Группа: Главные администраторы
Сообщений: 15836
Регистрация: 11.9.2004
Из: Чимишлия
Пользователь №: 11
Спасибо сказали: 6650 раз

Вставить ник
Частич. цитирование



Слушай приказ: вышку с Крещатика -- стереть!
СЕКРЕТНЫЙ ОБЪЕКТ

Слово "телевизор" в начале 50-х годов было паролем шика, эрудиции и достатка. Счастливчиком считался тот, кто к очередному "Голубому огоньку" успел приобрести новенький "кэвээнчик". По вечерам киевские дворы затихали, и жизнь переносилась в тесные коммуналки, до отказа набитые народом. Именно по вечерам. Так как в первые годы "эры телевидения" программы транслировались лишь по завершении рабочего дня. Но уже с 1959 года были введены дважды в неделю дневные передачи по два часа.
Зданию телецентра на Крещатике было уделено должное внимание. Согласно проекту оно напоминало дворец из восточной сказки, со множеством полуколонн, арок и пышным фронтоном в стиле украинского барокко по центру (к сожалению, этот архитектурный "венец" впоследствии был демонтирован в "целях безопасности"). К главному входу со стороны Крещатика были запланированы широкие подъезды, как перед лучшими театрами Европы, но власти спохватились -- излишества были ликвидированы, остались только гигантские арки.
Киевляне испытывали интерес не только к зданию телецентра, а и к тому, что находилось в его окрестностях. Через дорогу, со стороны улицы Ново-Пушкинской, пролегала заросшая кустарником гора, над которой гордо маячил новый символ Киева -- 180-метровая телевизионная вышка.

Являясь природным отрогом Старокиевской возвышенности, этот живописный холм в середине прошлого века был постоянным местом отдыха жителей Верхнего города. Сохранились гравюры и литографии. На горе возвышалось странное сооружение: то ли водонапорная башня, то ли пожарная каланча, то ли смотровая площадка для любознательных. Башню было видно со многих точек города (на акварельном рисунке Тараса Шевченко "Костел в Киеве" она хорошо просматривается с Владимирской горки). Верхняя часть строения завершалась застекленным цилиндром с полукруглым куполом, что придавало ему сходство с маяком. Вероятней всего, это и был маяк, по сигналу которого с наступлением сумерек на прилегающих улицах зажигали газовые фонари.

И вот через сто с лишним лет на горе, врезающейся в Крещатую долину, на месте старинного сигнального ориентира, возвели гигантскую металлическую вышку, которая в ночное время продолжала выполнять функции маяка, сияя гирляндами красных огней. Но вот эти самые габариты и мешали главной киевской телеантенне жить.

Любая фотография Крещатика была обязательно "проштампована" одним из фрагментов вышки. Если учесть, что подобные сооружения вообще запрещалось снимать (как военные объекты), то можете представить, сколько хлопот было у ретушеров. Обратите внимание на почтовые открытки послевоенных лет. Ни на одной из них вы не найдете вида Крещатика со стороны Бессарабки, где была бы изображена четная сторона улицы (как правило, во всех перспективах доминирует высотный дом, расположенный с противоположной стороны).

Но в своем архиве я все же отыскал фотографию Крещатика (сделанную, правда, с борта самолета), на которой запечатлена киевская достопримечательность с нужной нам стороны. Читатель может удостовериться, к каким приемам прибегали тогда власти, чтобы не рассекречивать объект. Телевышка хоть и попала в кадр и просматривается на фоне неба, ее нижняя часть (в районе пересечения нынешних улиц Прорезной и Гринченко -- указан крестиком) полностью отсутствует. Лишь линия горизонта указывает на то, что главный "стратегический объект" столицы расположен где-то за Днепром.

Но киевляне гордились своим железным чудом, имеющим высоту, равную двум лаврским колокольням! Именно между этими двумя впечатляющими ориентирами курсировал в праздничные дни огромный дирижабль с красным полотнищем, освещенный по вечерам мощными прожекторами и отблесками фейерверков. Дирижабль напоминал о войне и в то же время являлся символом мирной жизни среди цветущих каштанов, белокаменных новостроек.

Силуэт главной антенны республики использовали в журнальных заставках, о ней слагали стихи, ставили кинофильмы. Любимцы публики Штепсель и Тарапунька воспели образ телевышки в своих знаменитых тогдашних роликах о невероятных приключениях двух "неудачников" в киевском небе. Жители столицы настолько привыкли к своему "талисману", что были опечалены, когда в начале 70-х "свято место" оказалось пусто.

Сегодня холм, заросший густыми травами, напоминает больше тот неповторимый пейзаж, которым любовались еще в XIX веке наши романтические предшественники. Канул в Лету загадочный "маяк", исчез с карты города "первый могикан" отечественного телевидения.

Дмитрий Лавров

http://test.interesniy.kiev.ua/old/architect/26

Народження першого

Київського телевізійного центра в місті Києві



Постановою уряду про будівництво в місті Києві першого в Україні й третього в Радянському Союзі телевізійного центра "КТЦ". Із цього приводу була створена дирекція споруджуваного "КТЦ" на чолі товариша Алексєєвим К.А.

ЦКБ Ленінградського заводу "Комінтерн" розробляв технічний проект УКВ радіостанції "КТЦ".

Було ухвалено рішення призначити начальником ЦКБ Пальмова Н.Н., начальником лабораторії Лебедева-Краморова А.И., головним конструктором Бесидского Г.З. На Заводі "Комінтерн" було виготовлене встаткування для майбутньої радіостанції. У регулюванні вузлів устаткування на заводі бере участь представник майбутнього телецентру інженер Омельяненко Ю.И.

Завод здійснював шефмонтаж і настроювання передавачів установлених у місті Києві. У цій роботі особисту участь приймала група працівників телецентру, що очолює Омельяненко Ю.И. у складі котрої Командиров Г.И., Ясиновский И.Л., Куделин А.М., Ковальчука П.Е., Ставицкой М.Р., Жугинского Н.Д.

1951 році засвітилися екрани перших ста телевізорів у місті Києві. Іде перша телевізійна передача, демонструється кінофільм "Алитет йде в гори". Почато регулярне телевізійне транслювання.

Триває доведення радіостанції. До 1-го Травня, державна комісія голова якої начальник відділу телебачення МС СРСР товариш Кривошеєв М.О. приймає в експлуатацію УКВ радіостанцію Київського телецентру.

Колектив УКВ радіостанції - начальник Омельяненко Ю.И., начальник зміни - Командирів Г.И., Ясиновский И.Д., техніки Сидоренко В.А., Ковальчук П.Е. і інші проводять роботу з поліпшення якісних показників передавачів і збільшенню їхньої надійності, чіткість на виході передавача доводить до 600 замість 450, створюються резервні обхідні пристрої й вузли.

Начальник УКВр Ясиновский И.Л., старший інженер Сидоренко В.А., начальник зміни Командирів Г.И., Ставицкая М.Р., технік Ковальчук П.Е., Кудели А.М. і ін. здійснюють монтаж і настроювання станції МТР 2 I і II програми КТЦ під керівництвом начальника відділу телебачення Мінзв'язку УРСР товариша Омельяненко Ю.И.

Створено резервну радіостанцію I-ої програми "Якорь 5/165", що дозволяє забезпечити високоякісну передачу кольорового телебачення в місті Києві при активній участі Ясиновского И.Л., Сидоренко В.А., Ковальчук П.Е., Командирів Г.И., Тепцов Б.А., Кобзан В.П. Лаптєв В.Н., Мишко Д.Н., Куделин А.М., Жугинский Н.Д.

Вступила в лад Республіканська передавальна телевізійна станція, Республіканської дирекції радіозв'язку, радіомовлення й телебачення начальник РДРТ Омельяненко Ю.И. начальник РПТС товариш Сидоренко В.А.





Розвиток і модернізація

Київського радіотелевізійного передавального центра



16 серпня 1973р. новий радіотелевізійний комплекс почав свою роботу. Уведені в експлуатацію три ТВ радіостанції «Ураган-2», «Ураган 4», «Льон-9» та трьохпрограмна УКВ ЧМ радіостанція «Мед», комплекс устаткування телевізійної вежі, енергетичного та теплового й водопостачання.

1974 - Автоматизоване встаткування сполучних ліній подачі телевізійних програм від телецентру.

Почато переклад окінцевих каскадів телевізійних радіостанцій на нові металокерамічні лампи ГУ-36 Б-1.

1975 - Складений і реалізований технічний проект робочого місця начальника зміни РТПЦ із централізацією контролю за роботою чотирьох ТВ і трьох РВ програм.

Закінчено переклад 18 окінцевих каскадів на лампи ГУ-36 Б-1.

Розроблено ремонтно-перевірочний комплекс для вимірювальних апаратур РТПЦ.

Виготовлено пересувну вимірювальну стійку для настроювання ТВ радіостанцій, блок на лампах ГУ-40 Б.

1976 - Основна увага приділялася АФС - щорічно до 1980 р. капітальний ремонт вібраторів (15-40 шт) і розведення АФС.

1977 - Розроблені технічні й організаційні заходи щодо експлуатації радіостанції «Мед» у не обслуговуючому режимі із впровадженням допускового контролю 3-х УKB ЧМ програм.

Закінчено модернізацію передокінцевих каскадів радіостанції «Мед» на лампи ГУ-40 Б.

Виготовлено й впроваджено нові екранні кільця на радіостанції «Льон».

1978 - Здійснена реконструкція 18 БМК радіостанції «Ураган», «Льон», «Мед».

Здійснено модернізацію передокінцевих каскадів радіостанції «Ураган-2» на схему із загальною сіткою.

Розроблено й впроваджено знімні касети сухих фільтрів замість масляних на кондиціонерах ПР-1, ПР-8.

Впроваджено комплексну систему Керування якістю.

1979 - Виготовлені широкосмугові ЧМ збудники на верикопах, впроваджена стереофонічні апаратури АРС-3 на програмі «Промінь».

Виготовлено й впроваджено два транзисторних модулятори на радіостанції «Ураган».

1980 - Підйом і монтаж устаткування радіостанції Т6-20/4Д на вежі, ревізія антени ДТП-IV.

Впровадження відео відеокоригувальних пристроїв на радіостанції «Ураган», «Льон».

1981 - Уведена в експлуатацію четверта ТВ програма в ДЦМВ.

Уведена в експлуатацію апаратура цеху міжміського телебачення.

Зроблено технічну й організаційну допомогу по заміні 500 кг ліфта на швидкісний ліфт «Коnе».

1982 - Розроблений і впроваджений комплект апаратур стереофонії на базі стереомодулятора МОД-15 і широкосмугових ЧMB для програми «Маяк».

Виконано роботи з резервування фідера IV програми й перехід енергетики вежі від нової КТП.

1983 - Розроблена й впроваджена стійка відеокоригувальних пристроїв на радіостанції «Льон».

Прокладено резервний фідер "Ваха" I-ої ТВ програми.

Замінено холодильні машини на високопродуктивні з можливістю розширення комфортного кондиціювання МКТ-110-2-0.

1984 - Змонтована радіостанція «Дождь-2» і її АФС.

Тривали роботи з модернізації ТВ радіостанцій «Ураган-4», «Льон».

1985 - Впроваджена ІІІ-я програма стереомовлення на базі апаратур МОД-15 і стійки ЧМВ.

Впроваджений ГМТ на радіостанції «Льон» ВТВ-75.

Розроблено й впроваджено систему захисту фідера радіостанції «Дощ-2».

1986 - Модернізоване встаткування KУ ІІІ-х ТВ програм.

Впроваджено апаратура корекції на сполучних лініях.

Розроблено й впроваджено ГМТ для радіостанції «Ураган-4».

1987 - Розроблена й впроваджена схема допускового контролю передавачів звукового сполучення ІІІ-х ТВ програм радіостанції «Дощ-2 » на робочому місці начальника зміни.

Зроблено ревізію антени АТП-IV.

Виготовлена й настроєна шафа керування системи автоматичного газового пожежогасіння IV-ї ТВ програми.

1988 - Впроваджений ГМТ на радіопередавачі "Ураган -2".

1989 - Модернізація ІІІ-х радіостанції "Мед" - на РЧ-555 і РЧ-556, впровадження стійок ЧМВ.

1990 - Уведений в експлуатацію передавач РЦТА 7 ТВК потужністю 100 Вт.

1991 - Уведений в експлуатацію передавач РПТДА потужністю 100 Вт 37 ТВК, що почав трансляцію програм ТРК "Ютар".

1992 - На передавачі 32 телевізійного каналу задіяний підсилювач потужності 1 кВт.

Уведений в експлуатацію УКВ ЧМ передавач "ROHDE & SCHWARZ" NR 410 R1 потужністю 10/10 кВт разом з антенно-фідерною системою "KATНREIN".

1993 - Уведений в експлуатацію 3-х програмний телевізійний ретранслятор у пмт. Витріщаючи.

У с. Скибенці уведений в експлуатацію 3-х програмний телевізійний ретранслятор.

1994 - На передавачі РЦТА 7 ТВК задіяний підсилювач потужності 1 квт, виготовлений на КРТПЦ.

Уведені в експлуатацію передавачі РПТДА 35 і 25 ТВК потужністю 100 Вт і підсилювач потужностей 37 ТВК потужністю 1 квт.

Уведений в експлуатацію УКВ ЧМ мовний передавач "HARRIS" HT 10 FM, потужністю 10 квт, що транслює програму "Раді.О" на частоті 101,5 МГц.

Уведений в експлуатацію твердотільний передавач ЕВТ 5000 потужністю 5 кВт, що транслює програму "Радио-Ютар" на частоті 106,5 Мгц.

У пгт Тетіїв уведені в експлуатацію УКВ ЧМ передавачі "Росава 100М" потужністю 100 Вт на частоті 70,22 МГц і 73,1 МГц.

1995 - Уведений в експлуатацію передавач "ROHDE & SCHWARZ" NR 414 A1 32 телевізійного каналу потужністю 10 кВт, що транслює програму ICTV.

Уведений в експлуатацію УКВ ЧМ передавач "ROHDE & SCHWARZ" NR410K1 потужністю 5 кВт транслюючий програму Радіо "Київські Відомості" на частоті 73,64 МГц.

Уведений в експлуатацію УКВ ЧМ передавач "Росава 1000" потужністю 1 квт.

Уведений в експлуатацію УКВ ЧМ передавач "HARRIS" PT 5 FM, потужністю 5 кВт транслюючий програму "Раді.О".

1996 - Уведений в експлуатацію УКВ ЧМ передавач "ROHDE & SCHWARZ" SR 136 У1 разом з антенно-фідерною системою АПТГ-FM 1 кВт.

Уведений в експлуатацію УКВ ЧМ передавач "QUANTUM" потужністю 5 кВт разом з антенно-фідерною системою АПТГ-FM 5 кВт.

Уведений в експлуатацію УКВ ЧМ передавач FMT 30555 потужністю 5 кВт разом з антенно-фідерною системою "SIRA", що транслює програму "Радіо Ютар".

1997 - Уведений в експлуатацію передавач 50 телевізійного каналу AUTV 5000 потужністю 10 кВт разом з антенно-фідерною системою "KATHREIN", що транслює програму СТБ.

Уведений в експлуатацію УКВ ЧМ передавач FMT 30555 потужністю 5 кВт разом з антенно-фідерною системою "JAMAT INVEST", що транслює програму "Радіо Довіра".

Ведений в експлуатацію УКВ ЧМ передавач "ELETRONIKA" потужністю 1 кВт, що транслює програму "Наше радіо" на частоті 107,9 МГц.

Уведений в експлуатацію УКВ ЧМ передавач "HARRIS" PT 5CD потужністю 5 кВт, що транслює програму "А+А" на частоті 105,5 МГц.

1998 - Уведений в експлуатацію PJ 5000M потужністю 5 кВт разом з антенно-фідерною системою АПТГ-FМ 5 кВт, що транслює програму "Радіо Лідер" на частоті 101,9 МГц.

Уведений в експлуатацію УКВ ЧМ передавач PJK 156 потужністю 2 кВт, що транслює програму "Наше Радіо" на частоті 107,9 МГц.

Уведений в експлуатацію передавач 52 телевізійного каналу TVTX потужністю 5 кВт спільно в антенно-фідерною системою, що транслює програму "Новий канал".





Ще трохи історії

Після визволення від фашистської окупації одним з перших у Києві підводився з руїн Хрещатик. Він був оголошений всенародною будовою. Пам'ятаєте течею: "Люба сестронько, милий братику, Попрацюємо на Хрещатику!"?

Тоді любили й віддавали належне ефірному слову. Тож одне з найпочесніших місць на обновлюваній центральній магістралі столиці України було віддано будинку Українського радіо. Він зводився на місці висадженої в повітря у часи війни колишньої радіотрансляційної станції та частини довоєнної споруди філармонії. Через п'ять місяців після закінчення війни було прийнято урядову постанову "Про заходи по розвитку телебачення", де передбачалася чергова реконструкція Московського телецентру з переведенням на сучасний стандарт в 625 рядків і говорилося про будівництво телецентрів у Ленінграді та Києві (газ. "Известия", 12 жовтня 1945р.).

Це ж підтвердив прийнятий сесією Верховної Ради СРСР 18 березня 1946 року закон про п‘ятирічний план відбудови і розвитку народного господарства СРСР на 1946-1950 роки.

Будівництво Київського телецентру розпочалося у 1949 році. До речі, постанову союзного уряду з цього приводу підписав Й.Сталін. Правда, цей факт зовсім не засвідчує особливої любові "вождя народів" до "домашнього екрана". Цікава така паралель: коли ще на зародковому етапі ТБ у квітні 1921р. В Леніну доповіли про роботи Нижегородської лабораторії по "дальнобаченню", він начертав резолюцію: "Допоможіть удосконалити і, коли доведуть до +, скажіть мені". Жодних же згадувань про інтерес Сталіна до цього виду комунікацій не залишилося. Він так і не спромігся відвідати телецентр на Шаболовці, який діяв з 1931р. Чи то не волів покидати свого кремлівського кабінету, чи то "мандражував" перед прямим ефіром (адже відеозапису тоді ще не було). Навіть 21 грудня 1949р., коли відзначалося його 70-річчя, урочисте засідання з Великого Театру по телебаченню не транслювалося, хоча вже півроку діяла пересувна телевізійна станція (ПТС-49). Певне ж, істина у тому, що Сталін не відносив телебачення до пріоритетів мас-медіа, як то він робив стосовно преси, радіо, кіно.

Та повернімося до власної історії - часів зведення повоєнного київського теледому.

У Державному архіві Києва зберігається рішення виконкому міськради за № 695 від 18 квітня 1949 року "Про будівництво в Києві телевізійного центру", в якому зазначалося, що "згідно з постановою Ради Міністрів України та ЦК КП/б/У від 15 грудня 1948 року розпочинається будівництво телецентру, яке б забезпечувало проведення студійних і не студійних кінотелевізійних передач".

Місце для київського телецентру обирав особисто Микита Хрущов, який тоді був партійним і господарським керівником України.

Зі спогадів керівника повоєнної київської телебудови Костянтина Алексєєва (пізніше - директора телецентру, заступника голови Держтелерадіо України):

"Вирішили будувати у Києві телецентр, можливо, завдяки М.Хрущову. Розумієте, тому що він подивився: у Москві телебачення працює, у Ленінграді - теж. А чим Україна гірше? І ось завдячуючи йому Сталін і розпорядився виділити для будови 43 мільйони рублів - на той час то великі були гроші...

...Коли йшло будівництво, то не було дня, щоб я не бував у ЦК партії чи в Раді Міністрів. Щодня звітував... Давили? Ха, не те слово!..".

Було спроектовано і споруджено великий телевізійний павільйон (студія "А") на 270 кв.м, але спочатку введено в дію малий (студія "Б") на 150 кв.м. Характерно, що на відміну від Шаболовського телецентру в Москві, київський устатковувався виключно вітчизняним обладнанням. І річ тут не в ультрапатріотизмі. Устаткування для реконструкції московського телецентру надходило ще згідно укладених під час війни контрактів з американською фірмою "Радіо корпорейшн оф. Америка", яке було створене на сучасній основі "батьком електронного телебачення" Володимиром Зворикіним (емігрантом з пореволюційної Росії). На час же спорудження телецентру в Києві у розпалі була "холодна війна", і будь який контакт з американськими телевізійниками припинився. Тож довелося винаходити все своє, завдячуючи чому повоєнний київський телецентр став піонером в галузі техніки ТБ не лише в СРСР, а й у Європі. Зокрема, він був першим, який від початку створювався вже з розгортанням зображення на 625 рядків (цей розроблений ще в роки війни в СРСР стандарт невдовзі був прийнятий у Європі та більшості країн світу).

Стосовно ж дати "другого народження" телебачення у Києві - тут багато різночитань щодо цифр і фактів у різних авторів.

Одні називають першим днем передач 5 листопада 1951 року, інші - 6 листопада. Треті відносять пуск Київського телецентру аж на рік далі. Наводяться й різні дані про кількість перших телевізорів у Києві -150,600,4 тисячі.

Вивчення архівних матеріалів, бесіди з ветеранами київського ТБ дають підставу дійти висновку, що днем повоєнного відродження телебачення у Києві слід вважати б листопада 1951 року, а першою офіційною передачею - демонстрацію художнього фільму "Велика заграва". Ясна річ, що у переддень 34-х роковин Великого Жовтня, яким і присвячувався пуск третьої в СРСР - після Москви й Ленінграда - і першої в союзних республіках студії телебачення, тільки й міг бути показаний такий "революційний" фільм.

Хоча технічний персонал влаштував напередодні, 5 листопада, і свою "прем'єру": на телекіноустановці під час технічної проби було "прокручено" художній фільм "Алітет іде в гори" (створений за мотивами популярного у ті часи роману Тихона Сьомушкіна). З цього приводу інженер Михайло Фетман згадував: "Перший фільм ми довго добирали. І зупинилися на стрічці "Алітет іде в гори". Нічого тут з політичної точки зору не було, а просто фільм підходив нам по щільності плівки і технічній якості". Кіномонтажниця Ольга Чернова додала: "почали демонстрацію цього фільму. Добре пройшов. Усі його подивилися, всі були такі щасливі. Боже мій – народилося наше телебачення!". А хтось з учасників того першого київського телесеансу скаламбурив: 'Тепер від "Алітета" й Українське телебачення "піде вгору"!

До речі, з цими жовтневими роковинами в Українського телебачення пов'язана ще одна подія. Дослідник УТ Валерій Цвік пише: "Ще не були обладнані студійні павільйони. Ще не були затверджені штати творчих працівників. Але 7 листопада за допомогою пересувної телевізійної станції (ПТС), за пультом якої знаходився не телевізійний режисер, а інженер-зв'язківець, було показано парад військ і святкову демонстрацію трудящих на честь 34-х роковин Великого Жовтня. У той час в Києві було 662 телевізійних приймачів".

Істина тут у тому, що справді така трансляція була здійснена того дня. Причому, пріоритетне, бо перший жовтневий репортаж з Красної площі у Москві відбувся лише 1956 року. Одначе у наведеній цитаті є одна суттєва неточність: ніякої ПТС не було (у Києві перша пересувка з'явилася у травні 1954 року). Сприяло ж такій оказії... місце розташування Київського телецентру. Як відомо, тоді він знаходився на Хрещатику, 26. У 1951 році облицьована білим Станіславським вапняком його чотириповерхова споруда виходила фасадом безпосередньо на головну столичну магістраль. Будинок розташували дещо в глибині вулиці, але перед ним не було споруд сільгоспміністерства, магазину "Мистецтво", зведених дещо пізніше. Тож перші повоєнні київські телевізійники (треба їм віддати належне - люди сміливі й ризикові) прямо зі студії викотили дві телекамери на Хрещатик і включили їх в ефір під час параду та демонстрації. Звичайно, то не був добре знаний з наступних десятиліть подібних святково-ритуальних дійств репортаж: не працювали ні оператори за камерами (на їх місцях стояли техніки), ні режисер за пультом, ні коментатори. Швидше це можна вважати "технічним прогоном" (є у телевізійників такий термін) з виходом в ефір. Але факт здійснення того дня позастудійної першотрансляції у Києві залишається незаперечним.

Стосовно ж кількості телевізорів - "КВН-49" з наповненою дистильованою водою лінзою перед невеличким екранчиком чи "Ленінград Т-2", то, дійсно, у листопаді 1951р. у киян їх було 662. На вулиці Ярославській, 32 відкрилася тоді ж перша спеціалізована майстерня, яка реєструвала і підключала телевізори (це радіотелевізійне ательє, хоча й вельми "модернізоване", існує й дотепер). Історія залишила нам ім'я першого клієнта, який зареєстрував тут свого телеприймача, - полковника у відставці С.Федоровського. До речі, "приписка" телевізорів була обов'язковою, адже за користування апаратом абонент мав щомісяця сплачувати по 10 рублів (цей податок відмінили лише 1961 року, коли проходила хрущовська грошова реформа).

І щоб вичерпати тему про час першого повоєнного старту київського телебачення, з‘ясуємо, чому ж у деяких публікаціях наводиться іще одна лата - листопад 1952 року. Справа в тому, що згідно з існуючими тоді правилами повне введення до ладу новозбудованих телецентрів здійснювалося рівно рік опісля першого виходу в ефір, а функціонування обладнання до того вважалося пробним експлуатаційним періодом. У цей час воно доналагоджувалося, його можна було навіть зупиняти - і це не вважалося браком у роботі. Не було й строго затвердженого графіка виходу з передачами в ефір: вони, як правило, транслювалися двічі на тиждень обсягом 1,5-2 години (це були, головним чином, художні та документальні фільми).

1 травня 1952 року вперше з єдиного тоді діючого на Київському телецентрі малого павільйону ("студія Б") було видано в ефір великий концерт, у якому взяли участь солісти столичного оперного театру ім. Т.Г. Шевченка Елеонора Томм, Ніна Костенко, Юлія Чурюкіна, Микола Євстій та популярні тоді актори ленінградської естради Шуров і Рикунін. Вела концерт перший диктор Українського телебачення вела Новела Серпіонова.

У середині 1952 року введено у дію другий на Київському телецентрі апаратно-студійний блок - "великий павільйон" № 1 обсягом 270 кв.м (протягом наступних чотирьох десятиліть він так і залишався найбільшим у телевізійному комплексі на Хрещатику, 26). Тоді у жителів столиці вже було понад 2 тисячі телевізорів. З'явилися телеприймачі у навколишніх селах. Зазначимо, що тодішня київська телевежа висотою 180 метрів, увінчана ще 12-метровою турнікетною антеною, була зведена на пагорбі одразу за спорудою телецентру по вул. Мало-Підвальній (нині Бориса Грінченка). Вона призначалася для передачі двох програм із зоною впевненого прийому їх на відстані до 60-70 кілометрів. Але таке було величезне бажання аматорів ловити "картинку з Києва", що умільці конструювали хитромудрі приймальні антени, підносили їх високо над дахами і одержували передачі ген аж у Житомирі - за 130 кілометрів від столиці.

Перші кроки київського телебачення були під повсякденним контролем уряду республіки. Рада Міністрів України спеціальною постановою від 31 жовтня 1952 року накреслила ряд заходів щодо завершення спорудження й оснащення Київського телецентру і водночас, як водилося за тих часів, вказала "шляхи формування телевізійних програм". Тож у листопаді 1952 року перша черга столичного ТЦ була прийнята у постійну експлуатацію і відтоді розпочалися регулярні передачі Київської студії телебачення.

Як тут не провести гірку аналогію ще з однією телевізійною новобудовою в Україні - але вже через чотири десятиліття опісля тих перших повоєнних років. Йдеться про розпочате у 1983 році і не повністю завершене дотепер спорудження нового апаратно-студійного комплексу телебачення на Сирці у Києві.

З телевізійних історій початку 50-х років надзвичайно цікавою видається пов'язана з задумом спорудження телецентру, нині всім відомого під назвою "Останкінський". Для нас вона становить інтерес ще й тому, що ідея ця народилася головним чином... у Києві! Невдовзі по смерті Й.Сталіна (чим не символічний збіг?!), у другій половині 1953 року відомий розробник телевізійної техніки С.Новаковський, начальник відділу телебачення Міністерства зв'язку СРСР Ф.Большаков і голова Українського радіокомітету М.Скачко подали тодішньому керівникові Всесоюзного радіокомітету А.Пузіну пропозицію щодо необхідності спорудження у Москві багатопрограмного телецентру, який складався б з 15-20 студій, технічної бази створення телекінофільмів, позастудійного мовлення та передавальної радіостанції на 10-15 каналів і антенної вежі висотою 500 метрів (така башта мала забезпечити впевнений прийом телепрограм на відстані не менше 120 км. від Москви). Уявіть собі всю сміливість задуму, якщо взяти до уваги, що тоді в СРСР було лише три телестудії, кожна з яких мовила кілька годин на одній програмі, та й то не щодня. У тріаді авторів проекту, два перших з яких були фахівці суто з проблем телевізійної техніки, слід особливо зупинитися на особі Миколи Артемовича Скачка, який одразу після звільнення Києва від німецько-фашистських загарбників очолив Укррадіокомітет і керував системою республіканського радіо і телебачення понад 30 років. Це під його началами розвивалося повоєнне радіо і ТБ в Україні. І, безперечно, в "останкінському" проекті саме він був розробником програмної концепції. Правда, ні тоді в 1953-му, ні наступного року у вищого керівництва СРСР не доходили руки до телевізійного проекту: "устатковувалася" після смерті Сталіна сама влада в Радянському Союзі. Але 15 липня 1955р. за сприяння М.Хрущова було видано постанову Уряду СРСР щодо будівництва в Москві нового телецентру і найвищої у світі башти. Почалося неспішне їх проектування. І лише коли на горизонті забовваніла "кругла дата" - 50-річчя Великого Жовтня - практичні роботи суттєво активізувалися.

А як же розвивалося телевізійне будівництво в Україні далі? Звичайно, постало питання про "домашній екран" у "першій пролетарській столиці України" - Харкові. До речі, тамтешні ентузіасти під керівництвом інженера В.С. Вовченка ще на початку 1951 року створили міський аматорський телецентр і вели пробні передачі. Водночас під студії й апаратні переобладнувалися деякі приміщення у спорудженому ще у 30-ті роки модерновому комплексі Держпрому. У 1955 році його висотну башту увінчала антена - і відтоді почала діяти друга в Україні Харківська студія телебачення. А затим розгортається бурхлива телефікація республіки. Правда, слід зазначити, що чітких критеріїв необхідності спорудження програмних телецентрів і розташування їх по території України в середині 50-х років ще не було вироблено. Так, М.П. Пащин на початку 1955 року писав: "В Українській РСР закінчується будівництво телецентру в м. Сталіно (нині Донецьк - ЇМ.). Дніпропетровськ, Одеса, Львів і Ялта також матимуть свої телецентри, а Чернігів, Запоріжжя, Ворошиловград (нині Луганськ - І.М.) і Кривий Ріг - ретрансляційні станції, які зв'яжуть ці міста з окремими телецентрами".

Звичайно, важко зрозуміти, чому в Криму спочатку планувалося створити телестудію не в обласному центрі Сімферополі, а в курортній Ялті (можливо, за зразок брався аналогічний підхід "старшого брата": будівництво телецентру в П'ятигорську і відсутність його у столиці краю Ставрополі?). Правда, врешті-решт у нас все ж перемогла думка на користь Сімферополя. Хоча водночас в іншому кінці півострова, у Керчі, таки зробили мініатюрний примітивний телекомплекс, який кілька років забезпечував вихід в ефір. Подібним же чином існувало телебачення у Конотопі (1961 -1968 роки).

Аналізуючи цей етап телефікації, слід звернути увагу на нерівномірність розміщення на терені України програмних телецентрів. Головним чином будувалися вони у крупних індустріальних центрах, до того ж (особливо у 50-ті роки) - переважно на сході та півдні республіки. Дійсно, чим можна пояснити, що власним телебаченням тривалий час було обділено таку велику область, як Полтавська? І вже зовсім було виключено з планів власного телевиробництва величезний регіон на захід від Києва (Житомир, Вінниця, Хмельницький, Рівне, Тернопіль, Луцьк). Можливо, поясненням цьому слугуватиме факт, на якому раніше практично ніколи не наголошувалося у нашій науковій літературі (та й періодиці теж). Справа в тому, що питання про відкриття будь-якого органу масової інформації (від заводської багатотиражки, "вечірки" до телестудії включно) вирішувалося виключно лише в ЦК КПРС. Тож, певне, московські ідеологи вважали, що неспокійному заходу України досить і двох-трьох телестудій на 10-12 областей. Власне телебачення у цих областях з'явилося лише на початку 90-х р.р, фактично - у час незалежної України.

Інший шлях телефікації - це прокладання магістралей зв'язку (радіорелейних та кабельних ліній) і введення в дію нових телевізійних ретрансляторів (РПС). Проте і при спорудженні зв'язкових ліній подачі телепередач не все виявилося гаразд. Виходячи з так званої "господарської доцільності", прокладання телемагістралей нерідко планувалося без урахування не лише місцевих інтересів, а й потреб республіки в телефікації. Пріоритет належав тим будовам зв'язківців, які забезпечували в першу чергу розширення подачі програм Центрального телебачення. Так, ще у 1959 році територією Запорізької області пройшла союзна РРЛ Москва-Тбілісі. У Мелітополі було споруджено потужний ретранслятор, через який передавалася лише програма ЦТ і не було можливості аж до 1970 року ретранслювати ні передачі УТ, ні обласної Запорізької студії. Дещо раніше УТ прийшло на екрани жителів приморського міста Бердянська тієї ж таки Запорізької області. Але республіканську РРЛ туди провели зі сторони Жданова (Маріуполя), і берданці дивилися передачі з Донецька, але не бачили телевипусків із свого обласного центру. І таких прикладів "телевізійної плутанини" чимало. Особливо взнаки це далося після проголошення державної незалежності України, коли з'явилася нагальна потреба так перекомунікувати усю телевізійну мережу нашої держави, аби програма УТ з її столиці долинала у домівки усіх жителів.

Телебачення, яке нині стало всепланетарним явищем, розпочиналося у всьому світі як суто регіональне, було виключно місцевим. Лише потім, з розбудовою кабельних і радіорелейних ліній, з появою супутникового зв'язку, воно подолало тисячокілометрові простори, об'єднавши людство, за висловом відомого канадського теоретика електронних мас-медіа М. Маклюена, в єдине "глобальне село".

http://www.krtpc.kiev.ua/hstr.htm
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Frocus
сообщение 15.11.2008, 12:28
Сообщение #5


Местный активист
*****

Группа: Главные администраторы
Сообщений: 15836
Регистрация: 11.9.2004
Из: Чимишлия
Пользователь №: 11
Спасибо сказали: 6650 раз

Вставить ник
Частич. цитирование



«Профессии» Останкинской башни


В ЭФИРЕ ПЕРЕДАТЧИКИ ОРПС


Главным цехом Общесоюзной радиотелевизионной передающей станции имени 50-летия Октября (ОРПС) закономерно считается цех телевизионных передатчиков. В него ведет дверь с лаконичной табличкой «Гензал» - генераторный зал. Его точные высотные "координаты" 19,50 метра. Вполне земные метры — всего пятый этаж.
И все-таки даже здесь чувствуется во всем необычность. Высокий кольцевой зал. Круглые четырехметровые окна. Концентрические окружности из белых светильников на потолке. Голубой пластик на полу. И вот что характерно: если размеры башни даже вблизи не кажутся большими, то в гензале удивляешься масштабности сооружения. Здесь просторно, много света, воздуха. Именно так — строго и торжественно, современно и просто должна выглядеть главная служба крупнейшего сооружения связи. Гензал — сердце Останкинской телевизионной башни. Это царство радиоэлектроники, автоматики, чутких и тонких измерительных приборов, мощных передающих устройств. Фронтом к окнам выстроились вокруг центральной шахты башни четыре мощные телевизионные станции.
Каждая телевизионная станция — это сложное самостоятельное радиотехническое хозяйство. В него входят передатчики, возбудители, мосты сложения, разделительные высокочастотные фильтры, аппаратура фазирования, аппаратура управления и контроля. Каждая станция имеет свой фидер, свою антенну, обслуживает свою программу. В зале установлены две станции типа "Ураган", которые работают на первом (48,5—56,5 МГц) и третьем (76,0—84,0 Мгц) частотных каналах, то есть они ведут передачи 1 и 2-й программ Центрального телевидения. Две другие — типа «Лен», занимают восьмой (190,0— 198,0 МГц) и одиннадцатый (214,0— 222,0 МГц) частотные каналы, по которым передается 3 и 4-я программы.
Эти телевизионные станции принадлежат к семейству унифицированных. Они созданы советскими специалистами для типовых телевизионных центров страны. В оборудовании станций использован ряд важных нововведений и новых технических принципов.
В радиочастотных трактах передатчиков применяются новые мощные лучевые тетроды с воздушным охлаждением. Выходные каскады построены по схемам, которые создают эффект эхопоглощепия, на выходах передатчиков применены фильтры коаксиальной конструкции для подавления высших гармоник.
Телевизионные станции подобной мощности (50 киловатт для передатчика изображения и 15 киловатт — звукового сопровождения) впервые были установлены на телецентре в Ленинграде. Над Останкинским вариантом весьма плодотворно потрудились разработчики в содружестве со специалистами технической эстетики, создав более изящную, более надежную и более автоматизированную конструкцию.

[list]

В светло-голубых шкафах смонтированы основные блоки передатчиков. Они размещены симметрично в четырнадцати одинаковых шкафах, справа и слева от стоек возбудителей. Шкафы выстроены в ряд, а их передние панели повернуты к круглым окнам. На панелях та же строгая симметрия — шкалы приборов, штурвалы включения, кнопки, сигнальные лампочки в точности повторены на стойках слева и справа. Словно разработчики и конструкторы станции дали обет следовать исключительно правилам и законам симметрии,
В таком размещении стоек и блоков наложен глубокий смысл. Дело в том, что при разработке станций инженеры применили принцип сложения мощностей. Другими словами, они разделили каждую телевизионную станцию на два независимых полукомплекта, которые работают самостоятельно, а их мощности складываются по мостовой схеме.
В чем же преимущество такого принципа? Он дает возможность значительно увеличить надежность радиостанции и обеспечить практически непрерывное вещание. Если по каким-либо причинам выйдет из строя один из полукомплектов, вещание продолжит другой, и большинство телезрителей даже не заметит значительных изменений на экранах своих телевизоров.
В полукомплект радиостанции входят передатчик изображения и передатчик звукового сопровождения. Их сигналы, каждый в отдельности, поступают в блоки сложения мощностей, где объединяются с аналогичными сигналами второго полукомплекта.
После этого радиостанция достигает проектной мощности: по видеоканалу — 50 киловатт, а по каналу звука — 15 киловатт. Затем сигналы подаются в блок
ультравысокочастотного фильтра. Фильтр служит для обеспечения работы передатчиков изображения и звукового сопровождения на общее антенно-фидерное устройство, предотвращая их взаимное влияние друг на друга.
Эти блоки сложения мощностей и фильтрации находятся здесь же, на пятом этаже, позади радиостанций. Когда попадаешь в это помещение, создается впечатление, что электроника осталась за дверью. Ведь в нашем представлении современная электроника - это в основном микроминиатюрные детали, транзисторы, микросхемы. А здесь — сложное переплетение труб-фидеров разной длины и диаметра, объединенных в батареи выше человеческого роста. Так выглядят в натуре блоки сложения мощностей, высокочастотные разделительные фильтры. В этих блоках и фидерах бушуют электронные ураганы, несущие десятки киловатт энергии к своей антенне.
Как же управляют этим сложным комплексом радиотехнических средств?
Напротив каждой телевизионной станции, у наружной стены, разместились просторные кабины контроля и управления. Они выполнены из алюминия и стекла и прекрасно вписались в общий интерьер гензала. В кабинах созданы комфортные условия для работы дежурного инженера и техника. Они звукоизолированы, сюда подается кондиционированный воздух. Стены и металлизированные окна являются надежным экраном от возможных электромагнитных нолей.
Центральное место в кабине занимает пульт контроля и управления. И он построен на принципах симметрии. Здесь попарно расположены приборы контроля и управления передатчиками, панель коммутации со множеством небольших кнопок.
Эти маленькие кнопки приобрели здесь почти магическое значение. Легким нажатием на несколько белых кнопок на пульте включаются десятки реле и исполнительных механизмов, которые управляют сложным радиотехническим комплексом телевизионной станции «Ураган» или «Лен». С помощью кнопок можно осуществить переход на работу с одного полукомплекта на другой, включить и выключить передатчики, сложить мощности полукомплектов, перейти на резервные блоки возбудителей, видеокоррекции. Нажимая кнопки контроля, легко проследить на видеоконтрольном устройстве, как проходит сигнал через различные каскады передатчика, какой он на входе, в промежуточном звене, на выходе.
Работа станции в высокой степени автоматизирована. Автоматически осуществляется переход, в случае необходимости, на резервные блоки, автоматически работают системы защиты антенн и т. д.
Но это особые, почти аварийные ситуации. Практически вероятность их появления крайне ничтожна.
Главная цель автоматики и специальных систем — обеспечить стабильность работы передатчиков. Причем требования к основным параметрам работы передатчиков очень высокие.
И все это для того, чтобы телезритель имел возможность принять четкое, контрастное изображение, без каких-либо искажений.
Ряд специальных электронных автоматически действующих устройств создан, чтобы предотвратить возможность появления искажений сигналов изображения и звука. К этим системам относятся так называемые системы предкоррекции и обратной связи, вводящие поправки на частотные, нелинейные, фазовые искажения, регулирующие уровень черного, уровень синхроимпульсов, глубину модуляции и т. д.
Автоматика позволила добиться высоких характеристик работы телевизионных станций и обеспечила возможность ведения высококачественных передач как черно-белых, так и цветных программ телевидения.
Такую возможность имеют все четыре станции, расположенные на пятом этаже Останкинской башни.
Каждый день, примерно в 8.30 утра, радиостанция "Ураган" первой программы начинает свою работу. Дежурный инженер с пульта управления включает полукомплекты станции. На пульте, на передних панелях передатчиков одна за другой вспыхивают лампочки — они сигнализируют о включении все новых блоков. Вот качнулись стрелки при боров, показывающих мощность. Это заработали блоки высокой частоты. На видео контрольных устройствах появилась тесттаблица, вначале на левом экране — это сигнал на входе станции, потом — на правом, на выходе. Они абсолютно одинаковы. Это дал сигнал свой моноскопньгй датчик тесттаблицы. Однако дежурный включает еще осциллограф — ему нужна не только субъективная, но и объективная оценка качества изображения. Все — в пределах нормы. Приборы справа и слева показывают, что полукомплекты работают уже на полную мощность. Но станции еще нет в эфире. Она работает на эквивалент антенны, своеобразную имитацию, чтобы не засорять диапазон при настройке передатчиков.
Девять часов утра. Нажатием кнопки дежурный подключает главный фидер. Радиостанция первой программы начинает новый рабочий день...
Однако раньше всех начинает рабочий день шестой этаж Останкинской телебашни. Здесь размещены радиовещательные ультракоротковолновые радиостанции.
В пять утра на волне 4,11 метра (72,92 Мгц) выходит в эфир передатчик первой союзной программы, вместе с ним начинает вещание на волне 4,46 метра (67,22 Мгц) один
из передатчиков радиостанции "Маяк". В 5 часов 50 минут — в эфире уже трио. К первым двум станциям присоединяется на волне 4,52 метра (66,44 Мгц) еще один передатчик первой программы и областного вещания.
В семь часов утра на волне 4,3 метра (69,80 Мгц) появляется третья программа. Вещание четвертой программы на волне 4,36 метра (68.84 Мгц) начинается в 16 часов. Если ко всему сказанному добавить, что каждую среду с 20 часов, а в субботу и воскресенье — с 17 часов передаются стереофонические программы, то легко себе
представить, какой плотный поток информации, новостей, прекрасной музыки, задушевных песен проходит через шестой этаж Останкинской башни.
Заглянем в аппаратный зал ультракоротковолновых передатчиков. Он во многом напоминает гензал. Здесь также много воздуха, света, светло-серых токов. Он также имеет
форму кольца, ограниченного наружной стеной конуса башни. Вещание пяти программ шестого этажа обеспечивают всего две ультракоротковолновые радиостанции.
Сходство пятого и шестого этажей не только чисто внешнее. В ультракоротковолновых передатчиках и телевизионных станциях воплощены одни и те же технические идеи и
принципы, они работают в одних и тех же диапазонах частот, имеют много одинаковых узлов и блоков, ряд близких конструктивных решений. И более этого — их создателем является один и тот же коллектив специалистов мощного радиостроения.
Разработчики нарекли свои ультракоротковолновые радиостанции необычным в радиотехнике названием «Мед». Каждая из них рассчитана на три программы. Поэтому «Мед» состоит из трех самостоятельных передатчиков, которые, чтобы не мешать друг другу, работают на разных волнах.
Каждый такой передатчик, в свою очередь, разделен на два полукомплекта по 7,5 киловатт. Обычно оба полукомплекта работают одновременно, а их общая мощность достигает 15 киловатт.
Все три передатчика радиостанции «Мед» работают на одну антенну. Каждый посылает в общий фидер, а по фидеру в общую антенну сигналы своей частоты. Каким же образом достигается такая техническая совместимость?
Здесь надежно работает точно такой же блок разделительных фильтров, как и на этаже телевизионных передатчиков. Только он через свои фильтры пропускает не два, а три сигнала разной частоты от трех передатчиков, направляя их к антенне.
Выше речь шла об обычных монофонических программах. Однако в радиостанциях «Мед» предусмотрена возможность передачи стереофонического вещания. Эту возможность обеспечивает небольшая стойка полярных модуляторов, которая находится в кабине управления и контроля. Она позволяет, используя один из передатчиков УКВ ЧМ радиостанции, послать через эфир объемное звучание, дать почувствовать слушателю местонахождение инструмента в оркестре или певца на сцене, создать иллюзию присутствия радиослушателя в концертном зале.
До поздней ночи трудится шестой этаж. Только в 24 часа замолкнут передатчики третьей и четвертой программ. А для тех, кто не спит, продолжат передачи первая союзная и областная программы, будут по-прежнему звучать в эфире ночные мелодии «Маяка». Эти радиостанции УКВ ЧМ вещания словно не уложились в рамки одних суток и начинают отсчет времени нового дня. Лишь в час ночи сменный инженер нажмет заветную кнопку и поставит точку в аппаратном журнале.
Погаснут сигнальные лампочки на пульте управления и передних панелях передатчиков. Но еще надолго останется свет в круглых окнах на шестом этаже, Инженеры и техники придирчиво осмотрят и проверят свое электронное хозяйство, чтобы новый радиодень столицы скова начался добрым утром.


А. ГРИФ

РАДИО № 7 1971 г.


Добавлено спустя 1 час 1 минуту 49 секунд:

Как начиналось телевидение в Харькове.

14 декабря 2007

“Внимание! Говорит и показывает Харьков!” Эти слова, прозвучавшие в эфире в 19 часов 7 мая 1951 г. стали самой настоящей сенсацией.


“Внимание! Говорит и показывает Харьков!” Эти слова, прозвучавшие в эфире в 19 часов 7 мая 1951г. стали самой настоящей сенсацией. Дело в том, что В Харькове появилась первая и единственная в стране телевизионная станция, сконструированная руками радиолюбителей. Не имея схем, рисунков, специальных материалов, а главное опыта, талантливые харьковчане компенсировали всё это огромным желанием и бескорыстным энтузиазмом. Результат превзошёл все ожидания- главный инженер Московского телецентра, побывавший в январе 1951г. в Харьковской любительской телестудии, признал, что достигнутая здесь чёткость изображения не уступала столичной. Таким образом, Харьков стал третьим после Москвы и Ленинграда городом, где “прописалось” телевидение. Любопытна оценка Сталина, которому, естественно, немедленно доложили о “харьковской сенсации”. Он сказал: ”Московский телецентр покупала за океаном вся страна. На сооружение Ленинградского телецентра был задействован весь научный и производственный радиокомплекс. Талантливые харьковчане, изготовив собственный телецентр в одиночестве, совершили настоящий подвиг”. Инженеры-радиолюбители Вовченко и Столяров не могут забыть, как их подняли среди ночи и куда-то повезли. Можно только догадываться, что им довелось пережить- Наверное, не было в те годы в Советском Союзе человека, который слыша ночью скрип тормозов возле своего дома и требовательный звонок в дверь, не подумал бы о самом худшем. Выяснилось: разбудили и доставили по назначению, чтобы немедленно передать похвалу вождя. Оказывается, и так бывало!
Пока готовился телецентр, харьковчане мастерили самодельные телевизоры. На момент первого выхода в эфир их было в городе несколько десятков. Чудо техники с экраном в почтовую открытку устанавливали в рабочих клубах для коллективного просмотра. Счастливчики, имевшие телевизоры дома, были вынуждены принимать гостей: соседи, знакомые, знакомые знакомых, как правило, по нескольку десятков человек замирали у крошечного экрана. Невероятно, но факт: на момент 1953гю телевизоров в Харькове было больше чем в Японии!
Передачи выпускались в эфир с начала 2, потом3 и 4 раза в неделю. По вечерам Госпром пустел, отключались лифты, и члены любительского телецентра поднимались пешком на 11 этаж с тяжёлыми коробками кинофильмов. Можно смело утверждать, что именно практика харьковчан стала толчком быстрому развитию телевидения в стране. В Харьков приезжали делегации из Одессы и Риги, Омска и Владивостока, Томска и Воронежа. Благодаря консультациям харьковчан, в стране в кратчайшие сроки заработало ещё 16 телецентров. Накопленный опыт был огромный, и можете не сомневаться, что к моменту появления в Харькове стационарного телецентра, харьковчане были весьма подкованными зрителями. И всё же, первый выход в эфир харьковского профессионального телевидения в 1955г., ни те, кто его делал, ни те, кто смотрел, не забудут никогда. Когда закончилась передача, в студию ворвалась толпа людей. Они обнимали телевизионщиков, не веря:”Неужели правда? Неужели прямо сейчас передавали, живьём?”
Действительно, “живьём”. Ведь тогда, в 1955, до видеомагнитофонов было, как до звёзд, и работали исключительно в прямом эфире: Голубые огоньки на Москву (кстати, Харьков был единственным городом, кроме столиц союзных республик, который выходил на ЦТ, из Москвы телеграфировали:’Ай да харьковчане, молодцы!’); молодёжная программа КВН; обожаемые многими поколениями малышей детские передачи (наверняка среди харьковчан старшего и среднего поколения немало тех, кто помнит Зайку-книгоношу). Каждые 2 месяца выпускался телеспектакль. А во время гастролей столичных театров из крошечной студии с ра бочей площадью 16м., шли прямые трансляции спектаклей малого театра и МХАТа. Сегодня трудно, даже невозможно представить, как в такой комнатушке можно было разместить декорации, выстроить мизансцены, и выдавать это в прямой эфир, да ещё на весь Советский Союз. На Всесоюзном телевизионном смотре Харьковская телестудия заняла 5 место, оставив далеко позади столичный Киев. Говорили, что в Харькове подобралась удивительно крепкая команда профессионалов, среди которых не было равнодушных. А если и встречались такие, то очень скоро не выдерживали, уходили.
К сожалению, уходили не только равнодушные, уходили и талантливые. Вернее. их уводили. Уехала в Москву очаровательная Наталья Фатеева, первый диктор харьковского телевидения; уехал кинодокументалист Самарий Зеликин, создатель уникального фильма о Харькове “Революция продолжается”. В 1973г., после смены руководства на харьковской телестудии и прихода нового директора, который так прямо и заявил, что он “не любит телевидение”, ушли многие талантливые режиссёры и редакторы, те, кто, собственно, телевидение и создавал. Новый начальник с видимым удовольствием выполнял те распоряжения сверху, которые шли во вред. Например, такое: в эти годы, согласно столичной директиве, каждая телестудия была обязана сжигать свои архивы и сдавать в казну серебро, которое получалось в результате этого действия, которое иначе как аутодафе, и не назовёшь никак. Много ли пользы стране принесло полученное столь варварским способом серебро, тот ещё вопрос. А вот уникальные материалы остались только в воспоминаниях очевидцев.
Мы ещё долго будем расхлёбывать последствия подобных действий, и не только в области телевизионного вещания. Но то, что сделал Харьков для телевидения всей страны- не уничтожить физически, как беззащитную плёнку. Ведь даже если срубить ствол, корни останутся и когда-нибудь дадут новые побеги. И кто знает, может быть ещё прозвучит на всю огромную территорию, занимающую 1/6 часть суши (как бы сейчас она ни называлась): ”Внимание! Говорит и показывает Харьков!”


Наталья Шубенко.

http://1stolica.com.ua/article.php?div=xz_kh&id=538

Добавлено спустя 2 минуты 43 секунды:

625/50 - мировой системе телевизионного разложения 50 лет
Автор: Леонид Чирков

Все статьи на QRZ.RU
Экспорт статей с сервера QRZ.RU
Все статьи категории "История телевидения"

Источник: сайт "625-net"


Леонид Чирков

В СССР электронное телевидение по стандарту 343/50 стало действующим 60 лет назад весной 1938 г. В 1941 г. США принимают в качестве национального стандарта систему разложения 525/60. Тогда специалисты даже не подозревали, что явилась система, которой предстояло стать первой мировой системой телевизионного разложения. Появление второй из ныне действующих мировых систем 625/50 задержалось на семь лет до 1948 г. Причина - Вторая мировая война, разрушившая Европу и на годы прервавшая здесь технический прогресс. Так или иначе, но 3 сентября 1948 г. в Москве выходит в эфир экспериментальная аппаратная телевизионного вещания по стандарту разложения на 625 строк 50 полей. Все, кто имел отношение к этому событию, не знали тогда действительной исторической значимости происходящего. Вероятно, и сейчас мы не до конца понимаем роль двух мировых стандартов телевизионного разложения 525/60 и 625/50 в подспудных течениях истории человечества и технологического взрыва, выделившего современную цивилизацию как особую форму индустриального сообщества людей.

Начало

Для истории 50 лет - короткая дистанция. Продолжают активно работать многие из участников событий полувековой давности. Они вносят в оценки памятного им прошлого личностные восприятия и собственную трактовку фактов. Надо сказать, что это - объективная особенность любых мемуаров. С нею приходится считаться, публикуя деликатные моменты личного вклада и авторства тех или иных персон в моменты истины полузабытого прошлого. История телевидения мирового и отечественного в этом плане не исключение. В частности, определенные разночтения при определении истоков идеи нового стандарта вещания для СССР, которому предстояло стать вторым мировым стандартом телевизионного разложения, превратились в дискуссионную тему.

Я всегда доверял сказанному С.И. Катаевым, которого отличала исключительная щепетильность в оценке фактов и личного вклада. Именно он подтвердил в одной из наших бесед, что в 1943 - 1944 гг. действительно обсуждал со своим аспирантом С.В. Новаковским вопрос о стандарте разложения 625/50 как перспективной национальной нормали. К слову, офицер войск связи С.В. Новаковский именно в 1943 г. был отозван с фронта и восстановлен в должности главного инженера Московского телецентра с тем, чтобы возглавить работы по восстановлению демонтированного в связи с войной телевизионного центра и подготовке его к скорейшему возобновлению телевизионного вещания. Этому предавалось огромное политическое значение. Как известно Московский телецентр первым в Европе возобновил регулярные передачи 7 мая 1945 г. еще до Победы. В сферу служебных полномочий главного инженера телецентра, а не только его аспирантских интересов, входила и проблема определения перспективного стандарта телевизионного вещания для СССР. Опыт эксплуатации системы вещания 525/60, уже накопленный в США, заставлял задуматься над этой темой.

А вот Л.С. Лейтес - ветеран и активный участник событий тех славных лет - в качестве первоисточника называет рукопись на 64 страницах "Обоснование проекта телевизионного стандарта СССР", которую в 1944 г. подготовил Ю.И. Казначеев. Эта рукопись действительно была упомянута в документах той комиссии, которая впервые рекомендовала принять проект нового стандарта. В разное время назывались и другие претенденты на авторство, - наверное, не без оснований. Так или иначе, но идея носилась в воздухе, и вполне вероятно, что несколько лиц могли независимо сформулировать ее. В связи с этим замечу, что одно время в Италии было в ходу утверждение об итальянском происхождении стандарта 625/50. Не стану оценивать обоснованность таких претензий. Считаю, что совсем без оснований никто не станет сотрясать воздух. В 1952 г. МККР по предложению швейцарского специалиста приняла "Нормы Гербера", фактически, - стандарт телевизионного разложения на 625 строк. Этим уважаемая комиссия внесла свой посильный вклад в споры об авторстве и запутала их окончательно. В одном можно быть твердо уверенным, что разработка проекта стандарта и его аппаратурная реализация стали итогом коллективного труда группы наиболее авторитетных специалистов именно нашей страны.

В 1950 г. с формулировкой "За разработку новой высококачественной системы телевидения высокой четкости на 625 строк" группе специалистов была присуждена Государственная премия СССР. Вот они, лауреаты Государственной премии: В.Л. Крейцер, А.В. Воронов, В.И. Мигачев, П.Е. Кодесс, С.В. Новаковский, А.И. Лебедев-Карманов, Б.В. Брауде, Г.П. Казанский, Н.С. Куприянов. Знаю: далеко не все, заслужившие упоминания, перечислены в этом списке официальных авторов. Но еще не пришла пора брежневских наград, когда начальству воздавалось "кесарево", заслужившим - квартальная премия с выговором за не почитание авторитета. Каждый из приведенного списка лауреатов был крупным специалистом, оставившим заметный след в отечественном и мировом телевидении. Каждый внес огромный вклад в реализацию стандарта 625/50, привел в телевидение сотни учеников, ныне продолжающих дело учителей-пионеров.

Самый первый национальный стандарт телевизионного вещания для СССР официально утвержден 27 декабря 1940 г. и был ориентирован на систему разложения с 441 строкой в кадре. При этом годом раньше были начаты работы по реконструкции телецентров в Ленинграде и Москве на базе разработанного во ВНИИТ отечественного оборудования. Эти работы были прерваны в связи с войной. В августе 1948 г. Ленинградский телецентр начал временно трансляции телевидения по стандарту 441 строка на базе комплекта оборудования, поставленного ВНИИТ в 1939 г. Так, на короткий срок, но этот, в общем-то, не состоявшийся национальный ТВ стандарт СССР все же появился в эфире. В первый майский день 1951 г. начал регулярные передачи по стандарту 625/50 Ленинградский телецентр и с этого момента канул в Лету стандарт 441/50. Киевский телецентр 7 ноября того же года начал опытные трансляции.

Великий стандарт

Стандарт разложения на 441строку во многих отношениях был неудачен. Это понимали многие специалисты еще в момент принятия стандарта. И дело не в относительно небольшом числе строк. Великобритания многие годы после войны вела трансляции с разложением на 405 строк и еще два десятилетия после принятия стандарта 625/50 поддерживала эту систему. В то же время Франция эксплуатировала систему вещания с разложением на 819 строк и гордилась своим самым высококачественным телевидением. Но и та и другая системы вещания уступили в конечном итоге системе 625/50 - и, отнюдь, не по причинам слишком малой или слишком большой четкости.

При обработке телевизионного сигнала, особенно при различных трансформациях изображений, а в последствии при решении проблем преобразования стандартов, важную роль, в частности, играют простые рациональные соотношения между различными параметрами телевизионных сигналов. В этом плане 441 = 3х3х7х7 вообще не имеет общих множителей с полевой частотой 50 Гц. А вот 625 = 5х5х5х5 идеально сочетается с 50! Эти числовые соотношения вскрывают лишь часть факторов, все значение которых было понято позже, а полностью востребовано только при формулировке иерархии единых мировых стандартов цифрового кодирования. Но теоретическая мысль уже в начале сороковых годов оценила их фундаментальную роль. Мировые стандарты 525/60 и 625/50 выделяет - и не случайно - внутреннее числовое изящество.

В 1944 г. была созвана Междуведомственная комиссия, которой было поручено определить основополагающие параметры нового стандарта. Состав комиссии, пожалуй, наиболее точно отражает инициаторов предложений по системе 625/50. Членами комиссии были А.Я. Брейтбарт, В.Н. Горшунов, И.С. Джигит, Ю.И. Казначеев, С.И. Катаев, С.В. Новаковский, А.А. Расплетин. Комиссия предложила взамен довоенного ОСТ 60-40 "Телевидение. Основные параметры телевизионного вещания" (стандарт 441/50) "Обоснование и проект нового телевизионного стандарта СССР". В 1945 г. утвержден ГОСТ 78-45, придавший проекту статус закона, а в 1946 г. принята Междуведомственная нормаль. Эти правительственные решения открыли прямую дорогу к реализации вещания по стандарту 625/50.

Названные решения были, безусловно, историческими, но приняты они были при достаточно мощной обструкции со стороны многих влиятельных чиновных лиц. Выдвигались довольно серьезные возражения. Страна, разрушенная войной и вынужденная нести тяжкое бремя расходов по восстановлению народного хозяйства и перевода промышленности на мирные рельсы, не имела достаточных сил и средств для решения безотлагательных народнохозяйственных задач. Поэтому разработка проекта, технической базы телепроизводства и ввод нового стандарта телевизионного вещания в действие, требовавшие значительных затрат, воспринимались как безответственная авантюра обуржуазившейся интеллигенции. На окончательное решение повлияла позиция главы государства, который указал, что новый стандарт определяет советское телевидение на многие десятилетия и поэтому нельзя исходить из конъюнктуры. Но даже И.В. Сталин вряд ли предполагал, насколько серьезным окажется воздействие такого решения на развитие не только советского, но и мирового телевидения.

Освоение

Совет министров СССР 12 октября 1945 г. принимает постановление "О мероприятиях по развитию телевидения". Постановлением утверждена реконструкция Московского телецентра максимально быстрыми темпами для перехода на телевизионное вещание по стандарту 625/50. Этим же постановлением предусмотрено строительство новых телецентров в Ленинграде и Киеве. Подчеркивалось, что телецентры должны быть созданы на базе отечественной аппаратуры. Впрочем, этот патриотический штрих постановления нес чисто политические функции, поскольку иной, кроме аппаратуры отечественной разработки и производства на стандарт 625/50, в принципе тогда не было, и быть не могло. Такова особенность пионерских проектов.

В марте1946 г. Верховный Совет СССР принимает Закон " О плане восстановления и развития народного хозяйства СССР на период 1946 - 1950 гг.". Отдельная строка этого плана посвящена телевидению. В частности указано "…Восстановить и технически переоборудовать Телевизионный центр в Москве и построить новые телевизионные центры в Ленинграде, Киеве, Свердловске…". Итак, работы по переводу отечественного телевизионного вещания на новый перспективный стандарт подкреплены Законом СССР.

Директивы ЦК ВКП'б от 27 января 1947 г. подтверждают уже принятые законы о реконструкции и строительстве новых телецентров. И, наконец, Совет министров СССР 24 июня 1947 г. своим постановлением поручает Министерству промышленности средств связи наладить производство студийного оборудования и выпуск бытовых телевизоров стандарта 625/50. Надо сказать, что никогда в последствии развитие отечественного телевидения не имело такой мощной поддержки на самых высоких уровнях законодательной и исполнительной власти нашего государства. Никогда не был столь пристальным контроль со стороны партийных и компетентных органов за исполнением принятых решений и ходом работ.

Головной организацией, которой было поручено вести основные работы по реконструкции Московского телецентра, стал ВНИИ телевидения. К слову, ВНИИТ в первый год войны был распущен, но в 1946 г. восстановлен. Через три месяца после восстановления новым директором ВНИИТ стал П.В. Шмаков. Руководителем работ по реконструкции Московского телецентра был назначен В.Л. Крейцер.

Для разработки аппаратуры реконструируемого Московского телецентра в подмосковном поселке Фрязино было создано специальное конструкторское бюро, которое возглавил А.А. Федоров. На работу в СКБ пришли многие ведущими специалисты. Так, И.Я. Бутлицкий возглавил разработку телекинопроекционной аппаратуры. Е.А. Гарнов с молодым инженером А.Г. Козловой занимались аппаратурой синхронизации. Сложные проблемы компоновки и управления комплексом аппаратуры, коммутации сигналов достались Е.И. Фарберу и Я.И. Шапиро.

Советские специалисты работали вместе с учеными и инженерами из Германии. Руководил работами с немецкой стороны И. Гюнтер. В разработке телевизионных камер активно участвовал В. Гофман. В. Янд занимался проблемами синхронизации, разверткой - Г. Зигель. З. Чау еще в довоенные годы прославился как один из крупнейших оптиков мира. Поэтому он и возглавил работы по телекинопроекции и оптическим приборам для ТВ камер. Вопросами общей компоновки, конструирования аппаратуры и многими другими занимался А. Матцке. И, наконец, за проблемы контроля и измерений отвечал Ф. Леглер.

Более 40 лет в нашей печати замалчивалось участие крупных специалистов из Германии в разработке первых образцов аппаратуры стандарта 625/50 и только осенью 1991 г. М.И. Кривошееву и мне удалось преодолеть запреты Главлита и впервые назвать имена немецких специалистов. Должен сказать, что они не были военнопленными или перемещенными лицами. Их на основе договорных отношений пригласили в СССР на работу, и они приехали добровольно, многие с семьями. По завершению контракта они свободно вернулись на родину. Их вклад в разработку стандарта 625/50 значителен и должен быть отмечен. Они не упомянуты среди лауреатов государственной премии и в других наградных списках, но в этом более политики плохо понятого престижа, чем реальной оценки вклада наших коллег из Германии.

В конце 1948 г. СКБ, выполнившее возложенную на него задачу, было перебазировано в Ленинград и присоединено к ВНИИ телевидения. Именно этому ВНИИ было поручено развернуть работы по созданию типового комплекса аппаратно-студийного оборудования телевизионного вещания по стандарту 625/50, обеспечить реконструкцию МТЦ и впоследствии реализацию программы широкой телефикации страны.

В 1946 г. в лаборатории НИИ-108, возглавляемой В.Н. Горшуновым, был создан генератор, формирующий гасящие и синхронизирующие импульсы стандарта 625/50. Это была первая успешная техническая разработка на пути создания аппаратуры нового стандарта. В том же институте в лаборатории А.А. Расплетина была начата разработка первых телевизоров (модели Т-1 и Т-2). Академик, Герой Социалистического Труда А.А. Расплетин стал вскоре руководителем одного из самых крупных в мире и авторитетных научных центров радиолокации. В составе группы разработчиков телевизоров (А.Я. Клопов, Д.С. Хейфец и др.) оказался и дипломник МЭИС М.И. Кривошеев. Ему были поручены расчет и разработка генератора строчной развертки. Летом 1946 г. генератор был запущен импульсами синхрогенератора Горшунова - так впервые засветился телевизионный растр на 625 строк. Это событие привлекло внимание всех ведущих специалистов. Была устроена публичная демонстрация, которую посетили А.А. Железов, И.С. Джигит, С.И. Катаев, Ю.И. Казначеев и многие другие.

К началу 1948 г. основные работы по созданию комплекта оборудования для реконструируемого Московского телевизионного центра были завершены и начат монтаж аппаратуры в здании МТЦ (Шаболовка 53). К этому моменту по воле коллектива начальником АСБ был назаначен М.И. Кривошеев. Директор МТЦ Ф.И. Большаков и его главный инженер С.В. Новаковский поручили молодому начальнику АСБ вывести в эфир сигналы изображения на 625 строк разложения. 3 сентября 1948 г. М.И. Кривошеевым была нажата кнопка, давшая старт второй мировой системе телевизионного разложения. Советские и немецкие специалисты поздравляли друг друга, понимая важность события. Телевизионные сигналы принимались несколькими телевизорами "Москвич Т-1", разработанными Е.Н. Геништа.

Последняя передача МТЦ по стандарту 343/50 состоялась 17 сентября 1948 г. Московский телевизионный центр на 50 дней прекратил работу. Эти дни понадобились для завершения полной реконструкции центра, который с 4 ноября начал регулярные трансляции по системе разложения 625/50. Монтаж нового студийного оборудования проводился группой специалистов ВНИИТ под руководством Н.П. Сыромятникова.

Каким он был

Первый телецентр, работавший по стандарту 625/50, был, по современным меркам, неказист. Всего пять камерных каналов! Еще три камеры использовались в киноаппаратных. Управление всем этим "камерным" хозяйством осуществлялось с одного пульта видеорежиссера, который мог вывести в эфир изображение, поступающее с любой из восьми камер. Однако сравнивать возможности первого телецентра 625/50 следует с теми, которые обеспечивал довоенный Московский телецентр. Этот телецентр стартовал с одним камерным каналом. Правда, позже энтузиасты и изобретатели МТЦ присоединили второй канал.

В первых передающих камерах МТЦ 625/50 применялись отечественные иконоскопы ЛИ-1, усовершенствованные З.Г. Петренко. В процессе модернизации удалось повысить число элементов мозаики иконоскопа до величины, предусмотренной новым стандартом. Однако по светочувствительности этот иконоскоп сохранил недостатки предшественников. Во время съемок номинальная освещенность объектов должна была поддерживаться на уровне 5000 - 6000 люкс. В кинопроекционной аппаратной, по этой причине, приходилось использовать дуговые источники света, в студии мощные - прожекторы. Температура воздуха в студиях часто значительно превышала 30 градусов, что изматывало дикторов и артистов, одежда и реквизит быстро выгорали. Возник, в частности, и такой конфликт: считать или нет черные костюмы дикторов, выгоравшие менее чем за месяц, рабочими одеждами? Трудно было обеспечить и требуемую надежность работы. А ведь все передачи тогда шли в прямом эфире, средств видеоконсервации не было, а киносъемки играли вспомогательную роль.

Светочувствительная поверхность мозаики иконоскопа составляла 100х75 мм. Соответственно большим был объектив камеры. В итоге, телевизионная студийная камера КТ-1 была огромным и довольно массивным сооружением. В ней применялся оптический видоискатель. В кинопроекционной аппаратной использовалась модифицированная камера КТ-2, которая устанавливалась на рельсах.

Передачу сигналов в эфир осуществляла радиопередающая станция, размещенная рядом с Шуховской башней. Передающая антенна и передатчики этой станции были разработаны Конструкторским бюро мощного радиостроения (Ленинград). Руководил работой А.И. Лебедев-Карманов. Звуковой тракт передатчика разработан в ИРПА, руководитель Н.С. Куприянов. Мощность излучаемого сигнала 16 кВт, частота радионесущей 49,75 МГц (сигналы изображения). Модуляция негативная с частичным подавлением одной боковой полосы. Выходной каскад усилителя мощности передатчика выполнен на триодах с общей сеткой и сеточной модуляцией.

После многомесячных испытаний 16 июня 1949 г. Московский телевизионный центр был официально принят в эксплуатацию.

С первых шагов электронное телевидение стремилось "выйти на улицу". Успешная реализация стандарта 625/50 ускорила и работы по созданию первой ПТС. Эта работа велась сотрудниками МТЦ под руководством С.В. Новаковского. Передвижная станция была смонтирована в салоне автобуса фирмы "Шкода". В качестве ТВ камер использовались передающие камеры, изготовленные RCA, но переделанные под стандарт 625/50. В ход пошло и другое разрозненное импортное оборудование, однако многое было сделано разработчиками на базе отечественной аппаратуры. Датчиками "свет-сигнал" были суперортиконы производства RCA, обладающие преимуществами в сравнении с иконоскопами по светочувствительности и другим параметрам. Примерно в это же время появились первые отечественные образцы суперортиконов, которые были разработаны во ВНИИТ Б.В. Круссером. Эти суперортиконы прошли испытания в условиях производства именно на ПТС МТЦ.

Первая официальная внестудийная передача состоялась 2 мая 1949 г. Шла трансляция футбольного матча между командами ЦСКА и Динамо со стадиона Динамо. Трансляция прошла с большим успехом. Для передачи телевизионных сигналов со стадиона на МТЦ потребовалась коротковолновая линия связи. Она была разработана группой сотрудников МТЦ, ведущими специалистами которой были А.М. Варбанский, В.С. Красулин, Л.С. Лейтес и другие. Было рассмотрено несколько вариантов создания линии связи соответственно в метровом и дециметровом диапазонах. Однако передающие и приемные устройства линии связи оказывались слишком громоздкими для применения в передвижных станциях телевидения. В конечном итоге была выбрана частота несущей 10 ГГц (длина волны 3 см). В качестве генератора радионесущей использовался клистрон американского производства. Мощность излучения 20 мВт, радиус действия 20 - 25 км. Связь осуществлялась только в пределах прямой видимости. Антенной служило параболическое зеркало диаметром 1,5 м. Первое время радиолиния была размещена на стадионе Динамо, но позже она была установлена непосредственно в ПТС МТЦ. Надо сказать, что это была первая в Европе микроволновая линия связи. И первая, специально предназначенная для мобильных систем.

Первые телевизоры "Москвич" и "Ленинград" не стали массовыми приемниками, хотя в стартовые годы эксплуатации системы вещания 625/50 выпускались приличными тиражами. По настоящему народным телевизором, серийное производство которого продолжалось около 20 лет, а эксплуатация - много дольше, стал КВН. Он был создан в 1949 г. В.К. Кенигсоном, Н.М. Варшавским и И.А. Николаевским. Первые буквы фамилий авторов составили аббревиатуру КВН - марки знаменитого телевизора, впоследствии известной телепрограммы и вошли во многие анекдоты - подлинная цена популярности!

КВН был трехканальным телевизионным приемником. В нем применялась схема прямого усиления с 16 лампами. Он был чрезвычайно прост в обращении и этим превосходил любой из когда-либо и где-либо выпускаемых приемников. Его надежность также была высока. До сих пор существуют вполне работоспособные КВН, не знавшие ремонта и профилактики.

Недостатком первых телевизоров, включая и КВН, был малый экран. В этих приемниках использовался кинескоп 18ЛК1Б с круглым экраном диаметром 18 см. Расстояние оптимального просмотра изображения было менее метра. Поэтому число зрителей, одновременно смотревших передачу, не превышало 2 - 3 человека. Однако яркость свечения экрана была достаточно высокой, что позволило для увеличения зрительских мест предложить специальную линзу-приставку. Это, фактически, - аквариум, одна стенка которого имела сферическую форму. Линза заполнялась дистиллированной водой, покупаемой в аптеках. Так и запомнился многим КВН: телевизор с аквариумом перед ним и бабушкиной салфеткой сверху - символ "благополучия" советских людей. А перед телевизором в несколько рядов - члены и друзья семьи, соседи и соседи соседей. Именно так, смотрели наши телезрители первые трансляции системы телевизионного вещания 625/50, еще не зная, что сопричастны важному событию в истории мирового телевидения.

Между прошлым и будущим

Первой страной, которая приняла в 1950 г. вслед за СССР стандарт 625/50 стала ГДР. Здесь при технической помощи СССР 4 июня 1952 г. были начаты регулярные передачи в Берлине. В том же году к стандарту присоединилась Федеративная республика Германии. Этим был начат процесс признания нового стандарта странами Европы, а затем других регионов мира. К концу 1952 г. к стандарту присоединились Нидерланды, Швеция, Италия, Испания.

Показательна история французского телевидения, в котором гонки за очень четкой мечтой обернулись большими финансовыми потерями. В 1948 г. Франция определяла перспективный национальный стандарт, который должен был сменить стандарт разложения на 441 строку. Пионер французского телевидения Р.Бартелеми настаивает на суперчетком стандарте 1000 строк, но торжествует более сдержанная позиция его ученика и коллеги А. де'Франса - будущего разработчика системы цветного телевидения SECAM. Он предложил ограничиться 819 строками разложения при полосе сигнала 10,5 МГц. В 1950 г. в Париже и Лиле начинаются регулярные трансляции по этой системе. Только в 1965 г. французы, гордившиеся самым совершенным в мире телевидением, сдались и приняли как национальный стандарт систему 625/50. Но еще 20 лет им пришлось поддерживать умирающую систему, чтобы выработать теоретический срок амортизации парка телевизоров стандарта 819 строк.

Похожие проблемы возникли и в Великобритании, которая, следуя традициям, оттягивала кончину системы вещания с разложением на 405 строк. После вынужденного присоединения к уже общеевропейскому стандарту пришлось затягивать агонию системы 405 до выработки ресурсов парка телевизоров этого стандарта.

Проблемами СССР в эти годы стало освоение телевидением огромной территории. На первых этапах решающую роль играл энтузиазм любителей. В разных городах стихийно возникают любительские студии. Так в 1950 г. Рязанский радиоклуб организует систематический прием сигналов МТЦ, удаленного на 170 км. В 1951 г. 23 февраля в Харькове был открыт первый в стране радиолюбительский телецентр стандарта 625/50. Его построили активисты Харьковского радиоклуба при поддержке Ленинградского физико-технического института и, в частности, Я.А. Рыфтина. Регулярно принимали передачи из Москвы радиолюбители Владимира, Ярославля и других городов. В 1952 г. самодеятельная телевизионная студия Томского политехнического института открыла первые передачи телевидения по стандарту 625/50 в Сибири.

К 1952 г. только в Москве и области парк телевизоров превысил 60 тысяч штук. Примерно столько же работало на остальной территории СССР. Было налажено серийное производство камер КТ-5 на супериконоскопе ЛИ-3, который позже был заменен на отечественный суперортикон. В камере впервые применен электронный видоискатель на кинескопе 18ЛК1Б, а также турель со сменными объективами. На базе ТВ камер КТ-5 во ВНИИТ создана трехкамерная ПТС-52. В ней была применена микроволновая линия связи на отечественном клистроне К-19. Частота несущей 2,5 ГГц. ПТС и радиолиния были рекомендованы в серийное производство. С помощью серийной ПТС-52 в 1956 г. состоялась передача с Красной площади. В 1952 г. успешно прошло испытание первой отечественной радиорелейной линии связи, работавшей в диапазоне 3,5 - 4,0 ГГц. В этой РРЛ были использованы отечественные усилители на лампах бегущей волны. Первая РРЛ работала на линии "Москва - Голицино", позже она была продолжена до Смоленска. Так начиналась прокладка первой телевизионной "тропы" в Европу.

К 1955 г. в стране уже действовало 9 программных телецентров и 2 ретранслятора малой мощности. Государственные радиотелецентры работали в Омске, Риге, Свердловске, Таллинне, Томске, Харькове. Телевидением было охвачено свыше 20 млн. человек. Ежегодный выпуск телевизоров достиг почти 500 тысяч штук, а парк - почти миллиона телевизоров. В серийное производство вышли новые модели телевизоров "Авангард" и "Темп-2", диагональ экрана возросла до 31 и 40 см соответственно. Принят новый государственный стандарт на параметры системы телевизионного вещания ГОСТ7845-55. С этого года началось широкомасштабное строительство телецентров в столицах союзных республик и крупных промышленных центрах. Параллельно начато создание систем связи между телецентрами страны. Этим были заложены основы будущей глобальной системы Центрального вещания - пропагандистской гордости советского руководства.

Например, в директивах ХХ съезда КПСС (14 - 25 февраля 1956 г.) прямо указывалось на необходимость "…создать специальные каналы связи для обмена программами между телевизионными центрами Москвы, Ленинграда, столиц союзных республик и крупных городов страны". Там же подчеркивается, что общее число телецентров в стране должно возрасти до 75 или более, а введенных в действие РРЛ - до 10000 км. Эти же директивы предусматривали внедрение цветного телевидения. Начинался новый, самый масштабный этап телефикации огромной страны.

Резюме

Мне приходилось слышать, что, приняв систему телевидения 625/50, наша страна развязала войну стандартов, до сих пор негативно влияющую на судьбы мирового телевидения. Аргумент прост: мы вместо естественного присоединения к уже состоявшемуся стандарту 525/60, исходя из чисто националистических амбиций, приняли альтернативный стандарт 625/50, а Европа потянулась за ядерной сверхдержавой во избежание неприятностей. Столь крайние заявления легко опровергнуть, но именно на них опираются более тонкие суждения об унитарном мировом телевидении. В действительности, стандарты 525/60 и 625/50 появились в многочисленном окружении иных стандартов, которые лишь со временем покинули мир телевидения. Поэтому, так называемая, анархия стандартов была уже состоявшимся явлением.

Лишь в 1948 г. Федеральная комиссия по связи США прекратила выдачу лицензий на новые стандарты. В это время в стране действовало более 100 компаний, усердно мешавших друг другу. В Европе к идее введения единого стандарта разложения пришли позже, поэтому инициатива нашей страны не могла вызвать анархию многостандартности, к этому времени расцветшую и на европейском континенте. Именно выдающиеся параметры системы 625/50 прекратили явочно самостийность европейских стран в определении самостоятельных национальных стандартов, а отступники наказаны "рублем". Замечу также, что частота полей 60 Гц неприемлема для Европы, где мог укорениться только стандарт с частотой полей 50 Гц. Поэтому два мировых стандарта разложения стали необходимой данностью. А связанный с этим негатив был преодолен на уровне единой иерархии стандартов цифрового кодирования.

Вглядываясь в последние пол века истории телевидения, нельзя не удивляться свершенному тогда. Это тем более важно сделать, что оба мировых стандарта разложения в преддверии полного перехода к цифровым технологиям сходят со сцены. Для США этот вопрос решен конкретно: в конце 2005 года аналоговое телевизионное вещание и соответствующий стандарт разложения прекратят существование в этой стране. Для Европы и России, в частности, столь определенные сроки ухода со сцены аналогового телевидения не декларированы и, весьма вероятно, будут отодвинуты. Но сам переход к цифровым технологиям неизбежен. Собственно, этот процесс уже идет, в том числе и в России.

Мировые аналоговые стандарты телевизионного разложения исправно служили человечеству многие десятилетия. Они были базой для многих свершений на Земле и в космосе. Это заслуженные ветераны.

Журнал "625" гордо носит название мирового стандарта системы телевизионного разложения. И пусть только десятую часть исторического пути, но он прошел вместе со стандартом, юбилей которого приветствует и присоединяется к которому как младший член клуба носителей 625/50. Верность этому клубу журнал сохранит и впредь. Просмотрено: 5,453 раз(а) Обновлено 11.10.2001 в 15:24
Статью прислал - Леонид Чирков
Источник: http://www.625-net.ru/arch.htm

http://www.qrz.ru/articles/article76.html
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Frocus
сообщение 18.3.2009, 16:14
Сообщение #6


Местный активист
*****

Группа: Главные администраторы
Сообщений: 15836
Регистрация: 11.9.2004
Из: Чимишлия
Пользователь №: 11
Спасибо сказали: 6650 раз

Вставить ник
Частич. цитирование



В Москве 82 года назад начала работу самая мощная в Европе ламповая радиовещательная станция


В Москве на Шаболовке 18 марта 1927 г. начала работу самая мощная в Европе 40-киловаттная ламповая радиовещательная станция.

Антенны станции были установлены на знаменитой Шуховской башне, которая вступила в строй пятью годами раньше. Уникальная гиперболоидная сетчатая конструкция башни, построенной по проекту выдающегося инженера Владимира Шухова, является символом российского телерадиовещания.

http://minkomsvjaz.ru/news/xPages/entry.8113.html
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Gldanski2
сообщение 18.3.2009, 18:00
Сообщение #7


Писатель
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 1280
Регистрация: 23.9.2007
Из: Дом
Пользователь №: 4086
Спасибо сказали: 65 раз

Вставить ник
Частич. цитирование



А вот мне интересно, сколько в москве было телеканалов (до начала перестройки и появления коммерческих каналов?)

У нас в грузий было 3 канала -

1 центральный
2 центральный
1 местный

в тбилиси был еще 2 местный.


--------------------
105.5E - 30W, C+Ku, dual motor.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Frocus
сообщение 19.3.2009, 8:53
Сообщение #8


Местный активист
*****

Группа: Главные администраторы
Сообщений: 15836
Регистрация: 11.9.2004
Из: Чимишлия
Пользователь №: 11
Спасибо сказали: 6650 раз

Вставить ник
Частич. цитирование



Gldanski2, в Останкино 4 канала с 1968 года:

1, 3, 8 и 33-й

Не исключено, что к 1980-м гг их было больше.

В журнале Радио Nr7 (1993) была статья об Останкино. Возможно там можно узнать какие передатчики в какие годы запускались. Но, в электронной версии журнала отсутствуют страницы со статьёй - ftp://ftp.radio.ru/pub/arhiv/1993/07.djvu
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Frocus
сообщение 22.3.2009, 1:53
Сообщение #9


Местный активист
*****

Группа: Главные администраторы
Сообщений: 15836
Регистрация: 11.9.2004
Из: Чимишлия
Пользователь №: 11
Спасибо сказали: 6650 раз

Вставить ник
Частич. цитирование



Документальный фильм об истории изобретения радио к 150-летию А.Попова. Эфир 16.03.2009.

http://rutube.ru/tracks/1640280.html?v=1f9...22486d8294023cd (rutube)
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Frocus
сообщение 19.5.2009, 22:04
Сообщение #10


Местный активист
*****

Группа: Главные администраторы
Сообщений: 15836
Регистрация: 11.9.2004
Из: Чимишлия
Пользователь №: 11
Спасибо сказали: 6650 раз

Вставить ник
Частич. цитирование



"25 лет телевидению. Телевизионный выпуск новостей от 24 мая 1964 года (Старкова А.,Захаров)"

[1964 г., Телевизионная программа, TVRip]

Док.фильм лежит на торрентс.ру - http://torrents.ru/forum/viewtopic.php?t=1382936



--------------------
Triax-0.88m (5E...56E); TT S2-3600 / Amiko Mini HD SE
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение

3 страниц V   1 2 3 >
Ответить в данную темуНачать новую тему
2 чел. читают эту тему (гостей: 2, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



Текстовая версия Сейчас: 26.9.2017, 0:26